Тематические сайты, по благословению епископа Новокузнецкого и Таштагольского Владимира:

Исповедь и Причастие.РУ      Соборование.РФ     Молитва.РФ     Пост.РФ     Война со страстями.РФ     Епархия НВК

Василиадис Николаос «Приносят ли пользу поминовения усопших?»

Мы обращаем к Богу моления об усопших во время Божественной литургии и панихид, поскольку надеемся и верим в Его человеколюбие и благоутробие, в Его милосердие и благость. И Апостол любви нас побуждает к этому словами: «И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, что когда просим чего по воле Его, Он слушает нас. А когда мы знаем, что Он слушает нас во всем, чего бы мы ни просили, – знаем и то, что получаем просимое от Него (1Ин.5:14–15).

При этом очевидно, что нашими молитвами за усопших мы просим Бога о том, что угодно Ему Самому, ибо Бог, как источник любви и милости, хочет, чтобы все люди спаслись (1Тим.2:4). Согласно Иоанну Дамаскину, это-то более всего угодно и «приятно милосердному Господу» – чтобы каждый из нас готов был прийти на помощь ближнему. Милостивый Бог наш очень хочет, чтобы все мы были помощниками друг для друга «и в жизни, и после смерти». Ибо преблагий Господь спасения нашего «жаждет и желает, ищет и добивается»; Он «радуется и ликует», когда человек не оказывается лишенным Его «божественных даров». «Более того, – добавляет преподобный Иоанн Дамаскин, – богоречивые Апостолы […] и духоносные отцы […] богоносными устами боголюбиво установили литургии, молитвы и псалмопение, ежегодные панихиды и поминовения прежде усопших, что происходит и по сей день благодатью человеколюбивого Бога. Поминовение в час «Бескровной Жертвы» и «поминовения и чинопоследования третьего, девятого, сорокового дня и ежегодные» Церковь соблюдает и продолжает неукоризненно, так же, как их без колебаний «поддерживает незыблемыми богоизбранный и благочестивейший народ». Все это, разумеется, означает что таковое установление праведно в очах Господних».

Итак, святые отцы уповают на слова Господа и Его человеколюбивое произволение, когда учат, что наши молитвы за усопших приносят преставившимся пользу. Святитель Кирилл Иерусалимский пишет: «Мы верим, что превеликая будет польза душам, о которых моление возносится в то время, как предлежит Святая и Страшная Жертва».

Святитель Златоуст также полагает, что молитвы за усопших приносят им «некое утешение». «Ведь святые Апостолы, – продолжает он, – не напрасно установили обычай поминовения наших скончавшихся о Господе близких во время Таинства святой Евхаристии. Святые Апостолы учредили это, поскольку знали, что эти молитвы приносят умершим «многий прибыток» и «многую пользу». Ибо когда весь народ с воздетыми к небу руками молится вместе со «всем священническим чином», в то время как перед ними «приносится Страшная Жертва, как можем мы, молясь Богу, не просить за усопших?». И в другом месте он снова замечает: «Не тщетны наши приношения за усопших, не тщетны молитвы… Не сомневайся, что усопший получит нечто доброе и полезное. Ибо диакон не без основания призывает нас помолиться «за усопших во Христе». Этот призыв исходит не от диакона-человека, но от «Духа Святого» через диакона, имеющего благодать священства. Что же тут говорить? Бескровная Жертва в руках священника; невидимо присутствуют Ангелы и Архангелы; присутствует Сын Божий; все стоят «с таким великим благоговением», а ты полагаешь, что это просто так говорится? Великая честь – помянуть чье-либо имя в час, когда совершается воспоминание «Страшной Жертвы, Страшных Таинств» и присутствует Сам Владыка Христос».

Святитель Симеон Солунский, следуя апостольскому и церковному Преданию, пишет, что нет для усопшего ничего более полезного и более способствующего «радости, просвещению и единению с Богом», чем Честная Кровь Господня, изливаемая «за нас, недостойных», и Пренепорочное Тело Его, пострадавшее за нас на кресте. Поэтому нам не следует пренебрегать панихидами. Особенно же мы должны поминать усопших в час «Величайшей Жертвы», которая дана нам и с этой целью.

Здесь следует отметить, что поминовение как таковое, это именно поминание усопших священником во время Божественной литургии сразу же после освящения Честных Даров. Но многие не знают об этом, полагая, что поминовение – это только краткое последование, совершающееся после Божественной литургии. Поэтому, к сожалению, они и приходят ко времени его совершения, не присутствуя на Божественной литургии!

Из приведенных выше высказываний богоносных отцов явствует, что все, что говорится ими о пользе поминовении, применимо к тем умершим, которые ушли из земной жизни с покаянием или со святым стремлением к покаянию, не имея возможности принести его. Обобщение святоотеческих слов и учения Православной Церкви о поминовениях прекрасно осуществил П.Н. Трембелас, который пишет: «Приношение во время Божественной Евхаристии за умерших, нуждающихся в Божьем милосердии, есть поистине благотворение и утешение для тех из них, кто пребывает в жалком состоянии, не имея возможности исправить свою жизнь или искупить свои грехи покаянием. Но какая мера положена этому благотворению и утешению? Это нам не открыто, так что мы не можем «определить, какой степени достигает и какую именно силу имеет это благотворение». Однако во всяком случае исключается возможность «перенесения души из состояния зла и страдания в состояние святости и блаженства». 

Мы уже отмечали, что каждый раз, когда мы молимся друг за друга, то совершаем святое дело, угодное Богу. И когда мы молимся за наших братьев, отшедших в вечность неприготовленными, то совершаем священное и богоугодное действие. «Да, – могут возразить прекословные, – но в аду нет покаяния». Такого утверждения в Священном Писании все же нет. Однако их возражение обоснованно, поскольку после смерти действительно невозможно покаяться. После нашего перехода в иную жизнь дверь к исповеди и покаянию закрыта окончательно. В аду покаяние невозможно.

Этой истине Господь нас учил, помимо прочего, и двумя назидательными притчами: о богаче и бедном Лазаре (Лк.16:19–31) и о десяти девах (Мф.25:1–12). Эти притчи подчеркивают, что только нынешняя жизнь есть время борьбы за освящение души. Если мы отойдем отсюда нераскаянными, то исключается наше вхождение в жилище святых. Поэтому божественный Павел восклицает: «Ибо сказано: во время благоприятное Я услышал тебя и в день спасения помог тебе» (2Кор.6:2). И в другом месте: «… доколе есть время, будем делать добро всем» (Гал.6:10).

Святые отцы неоднократно разбирают эту важную истину, которую диавол, обольщающий всю вселенную (Откр.12:9), всячески старается нас заставить забыть. Покаемся, пока живем на земле; пока еще живем в этом мире, должны каяться от всего сердца, – восклицает святитель Климент, епископ Римский, – в этом зле, которое мы сделали во плоти, чтобы получить от Господа спасение». Ибо по отшествии «нашем из мира мы более не можем там исповедаться или покаяться». Святитель Василий Великий напоминает, что «время покаяния и отпущения грехов – это нынешнее время»: в Будущем Веке будет «справедливый Суд и воздаяние». Святитель Григорий Богослов пишет, что для сошедших во ад не существует возможности прославить Бога и исправиться. Ибо Бог в нынешней жизни сочетал жизнь и дела, а в иной жизни – испытание того, что мы содеяли. Святитель Златоуст восклицает: «Пока мы находимся здесь, на земле, «мы имеем добрые надежды», но когда «отойдем туда», то уже не в нашей власти будет покаяться и смыть с себя грехи. Там – только «суд и геенна».

И все же святые отцы не советуют нам воздерживаться от молитвы за наших братьев, отошедших во грехах. В конце концов, кто ведает глубину души другого человека? Кто знает, что произошло в его душе в последние минуты жизни? Кто знает, насколько грешен был наш близкий, когда предал дух, и как именно продолжал работать над его сердцем человеколюбивый Господь, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1Тим.2:4)?

Поэтому святитель Кирилл Иерусалимский спрашивающим, какую пользу получает душа, покидающая этот мир во грехах, отвечает следующим примером: «…если бы какой царь послал досадивших ему в ссылку, а их ближние потом, сплетши венец, принесли бы ему оный за терпящих наказание, то не сделал ли бы он им облегчение наказания? Таким образом и мы за усопших, если они и грешники, принося Богу молитвы, не венец соплетаем, но Христа, закланного за наши согрешения, приносим, умилостивляя за них и за нас человеколюбца Бога».

Святитель Златоуст, ведя речь о молитвах за усопших, которые совершают священник и народ сразу после освящения Честных Даров, замечает, что это «великая честь», чтобы твое имя было воспомянуто в тот час. Когда царь сидит на престоле и кто-либо просит его о чем-нибудь, то он может даровать это. Просящий обретает нечто полезное ему. Но когда встает царь, чтобы уйти, тогда, кто бы что ни говорил, все будет напрасно. Так и в тот страшный час Божественной литургии. Пока Пречистые Тайны, то есть Сам Царь Христос, пребывают на святом Престоле, то для всех «великая честь удостоиться поминовения». В тот час возвещается и исповедуется всенародно (1Кор.11:26) «Страшное Таинство, что за вселенную отдал Себя (принес Себя в жертву) Бог». И вместе с этим великим чудом Церковь воинствующая напоминает Богу о грешниках и просит Его упокоить их, идеже присещает свет лица Его.

Преподобный Иоанн Дамаскин пишет, что тому, кто преставился без раскаяния и с «лукавой жизнью», никто и ничем не может помочь. Но того, кто преставился и с самой малой добродетелью, которую не успел или, если даже хотел, не смог возрастить по «нерадению, небрежению», промедлению или робости, того не забудет Господь, Праведный Судия и Владыка. Следовательно, мы, еще живущие, должны молиться и об этом роде наших усопших братьев.

Божественный Златоуст учит, что поминовение усопших во время святой Евхаристии приносит им «многую пользу», но одновременно он подчеркивает, что те, кто «во гресех» отходят туда, где невозможно очищение, не остаются без всякой надежды. Усопшие без раскаяния «достойны плача и рыдания», ибо они находятся вне Царства Божьего «вместе с осужденными, с обличенными». Но, говоря, что мы должны «их оплакивать», он в то же время добавляет: «Давайте окажем им посильную помощь, проявим содействие, хотя и малое, но полезное им. Как и каким образом? Помолимся сами и побудим к молитве за них и других».

В другом месте он пишет: «Давайте без устали помогать нашим близким, отошедшим в жизнь иную. Давайте неустанно молиться за них, и особенно в час святой Евхаристии. Ибо это есть время «вселенского очищения». Поэтому «давайте будем смело молиться о всем мире, давайте поминать наших усопших вместе с мучениками, исповедниками, священниками. Ибо все мы, верные, составляем единое духовное тело, пусть даже некоторые его члены «светлее» других. Давайте будем их поминать, давайте всячески испрашивать для них прощение: молитвами, приношениями за них и с помощью святых, поминаемых вместе с ними во время Божественной литургии».

По другому поводу святитель Златоуст говорил: если наш близкий преставился «во грехах», давайте попытаемся помочь ему, насколько это возможно, молитвами и прошениями к Богу, милостынями и приношениями в пользу бедных. Ибо это делается не без основания, и не напрасно мы поминаем их «в Божественных Таинствах». Не напрасно молимся мы «предлежащему Агнцу», то есть Христу, взявшему на Себя «грех мира». Это делается, чтобы усопшие получили «некое утешение». И не напрасно восклицает «предстоящий перед жертвенником», в то время как на святом Престоле находятся Страшные Таинства: «За всех во Христе усопших и за тех, кто их поминает». То, что совершается в наших священных храмах, и то, что связано со Скинией иудеев, – не одно и то же, Боже упаси! Мы совершаем это «по расположению Духа». Итак, давайте будем помогать им и поминать их. Ибо если детей Иова освящала жертва их отца (см. Иов.1:5), то почему ты сомневаешься в том, что когда мы приносим молитвы и жертву Богу за усопших, то это является для них неким утешением?».

Святитель Афанасий Великий полагает, что и души грешников получают некое благодеяние от Бескровной Жертвы. Однако божественный отец добавляет, что это происходит «так, как знает и повелевает лишь живых и мертвых Владыка и Бог наш». Таким образом, святитель Афанасий не разрешает этой проблемы, поручая ее человеколюбию Божьему.

Из всего сказанного явствует, что наша Святая Церковь молится Жениху Христу не только за «в покаянии» отшедших, но и за тех, кто преставился «во грехах». Церковь из любви молится за всех. Тем более что спасение предложено совершенно безгрешным сердцеведцем Богом как дар и благодать для всех. Однако, молясь и за грешников, Матерь Церковь не учит и не обещает, что умершие без покаяния получат отпущение грехов. И богоносные отцы, подвигающие нас молиться и за грешников, также не утверждают, что с помощью молитв и поминовений мы избавим последних от мучений ада и переведем из места наказания в рай. Они отмечают лишь, что покинувшие этот мир со своими грехами получают через все эти молитвы некоторое утешение, что их наказание становится несколько легче. Во всяком случае Бескровная Жертва Святой Евхаристии должна приноситься за тех, кто «отошли в правой вере во Спасителя Иисуса Христа», тогда как некрещеные не имеют и этого единственного утешения. Умершие в неверии лишены всякой помощи такого рода, за исключением одной – милостыни, приносимой за их души. Милостыня приносит им некоторое облегчение, некоторое утешение.

Следовательно, поминовение священником во время святой Евхаристии имен умерших и поминовения вообще необходимы душам всех прежде усопших наших братьев и сестер. И, как говорит преподобный Иоанн Дамаскин, «дай Бог, чтобы ни одно из этих имен не было непрославлено или забыто». Нашими молитвами во время Божественной литургии и панихид мы удостоверяем, что все мы, живые и мертвые, принадлежим к единому духовному телу – Церкви. Со всеми верными мы молим Христа, Владыку жизни и смерти, воздать нашим братьям, пребывающим в ином мире, по Его благости, благоутробию и благодати. Но уже сам факт, что многие другие молятся вместе с нами за наших близких, немало нас утешает. Кроме того, молитвы об усопших и поминовения их напоминают нам о бренности всего земного, о быстротечности нынешней жизни, о смерти и о вечности. И как бы то ни было, «молитва за усопших благотворна, даже если она и не приносит все просимое».  Ведь самое важное заключается в том, что от всех этих усилий всегда обретаем пользу мы, живущие, поскольку мы «Христа, закланного за наши согрешения, приносим, умилостивляя за них и за нас человеколюбца Бога».  Каждый, кто молится, трудится и борется за спасение другого, приносит пользу прежде всего самому себе, а потом ближнему. Так говорит святой Иоанн Дамаскин. Ибо не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви, которую вы оказали во имя Его, послужив и служа святым (Евр.6:10).

Источник: Василиадис Николаос «Священное поминовение усопших» из книги «Таинство смерти»