Тематические сайты, по благословению епископа Новокузнецкого и Таштагольского Владимира:

Исповедь и Причастие.РУ      Соборование.РФ     Молитва.РФ     Пост.РФ     Война со страстями.РФ     Крещение и Миропомазание.РФ     Епархия НВК

Узнаем ли мы друг друга после смерти, сохраним ли родственные связи, ведь Христос сказал: «Там не будут ни жениться, ни выходить замуж»?

Христос не говорит, что не будет родственных привязанностей, — не стоит Ему приписывать того, что Он не имел в виду. Святитель Иоанн Златоуст говорил, что муж и жена будут знать, что они муж и жена, но семейных отношений, супружеских отношений больше не будет: супруги будут любить друг друга, и совместно возрастать в любви к Господу.

Поэтому неправы те, кто утверждает, что за гробом мы друг друга не узнаем, никому ни до кого не будет дела. Когда Христос говорит, что там уже не женятся и не выходят замуж, это означает, что люди уже не создают новых семей, не рожают детей, не живут такой бытовой семейной жизнью, к какой мы привыкли здесь. Это очевидно, на то оно и Царствие Небесное — совершенно иное состояние, а не просто какой-то очередной этап земного существования.

О наших телах после воскресения апостол Павел пишет, что они будут такими, какое было тело у Христа по его воскресении. Из этого иногда делают вывод, что мы все будем 33-летними… Да, мы знаем, каковы будут свойства нашего тела — как у тела Христова, но про возраст ничего нельзя сказать, нет такого однозначного церковного учения об этом! Хотя бы потому, что несложно представить себе, как воскреснет в 33-летнем теле 80-летний старик, но как, например, в этом возрасте воскреснет абортированный младенец, не сформировавшийся ни телесно, ни как личность?.. Мы не знаем.

Если вы посмотрите на святоотеческие творения, то почти не увидите в них каких-то подробных описаний загробного мира. Потому что акцент в христианском богословии всегда ставился на другое — на воскресение мертвых и на жизнь будущего века.

Зачастую все подробные описания загробного мира мы находим в апокрифах, то есть в книгах неканонических, чей авторитет не абсолютен: «Мытарства блаженной Феодоры», например,— тоже апокриф, благочестивое педагогическое повествование, довольно позднее, которое на определенном уровне церковного сознания полезно, но не является точным, совершенно адекватным изображением того, что будет происходить после смерти.

Поэтому вопросы «Узнаем ли мы друг друга?», «Какого возраста будут наши родные в загробном мире?» и так далее — это вопросы о мире после воскресения мертвых, о Царствии Небесном, а не о загробном мире.

А я думаю, что такое пристальное внимание к тому, что будет в Царствии Небесном, это большая ошибка, это неправильно. Православный христианин не должен этим интересоваться, он должен молиться, надеяться на Бога и не выспрашивать у Него, как Он собирается содержать души в Своем Царствии — это все не наше дело!

Они у Бога, и Господь знает, где они, — всё, больше ничего не нужно. Это в том числе и вопрос доверия к Богу. Господь милостив, и мы должны понимать, что Он поступит с умершими с любовью и настолько благо по отношению к человеку, насколько это вообще возможно.

Лейбниц в свое время писал, что наш мир —наилучший из миров. То же самое можно сказать и о загробной участи человека: Бог поступит с ним наилучшим образом — настолько, насколько сам человек позволит с собою поступить (тут мы не должны забывать о свободе человека).

Иерей Стефан Домусчи, кандидат богословия и философских наук