Тематические сайты, по благословению епископа Новокузнецкого и Таштагольского Владимира:

Исповедь и Причастие.РУ      Соборование.РФ     Молитва.РФ     Пост.РФ     Война со страстями.РФ     Епархия НВК

Святой праведный Иоанн Кронштадтский «О смерти»

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Вначале, когда еще не сложился этот прекрасный мир, Бог во Святой Троице ведал, что человек, которого Он сотворит, падет, и потому от начала же изобрел средство восстановить его от падения. Этим средством было сойти на землю Самому Сыну Божию без оставления, впрочем, Отеческих недр, облечься в истую плоть человеческую, принять душу человеческую – словом, сделаться человеком, не переставая быть в то же время Богом; исполнить в этой плоти и силами этой человеческой души все предписания закона Божия, которых человек не мог исполнить по причине своей порчи и растления; принести в страданиях Самого Себя в жертву Правосудию Небесному, Которое должно было вечно карать неправды человека; умереть в поносных страданиях и воскреснуть из мертвых, чтобы тем положить начало воскресению из мертвых в жизнь вечную всем последователям Своим.

Как же Господь Своею смертью искупил от вечной смерти всех людей, когда люди, жившие и живущие после Рождества Христова, не были во время пребывания Его на земле? Как выкупать, например, пленника из плена, когда и пленника нет, и плена тоже нет? Здесь взгляд надобно иметь достойный веры и Церкви, а не этот детский, человеческий. Когда определено было искупить род человеческий от смерти смертью Сына Божия, тогда Богу известны были все люди, имеющие жить впредь, равно как известны были и грехи их, хотя ни людей, ни грехов их тогда еще не было. Значит, известен был Богу еще тогда и ты, и все, которые живут теперь; следовательно, и за тебя, и за все современные поколения также определено было Сыну Божию испить в страданиях и смерти чашу гнева Божия, значит, и ты искуплен страданиями и смертью Богочеловека от вечного наказания за твои грехи. Только стяжи необходимую для этого веру и добродетель. Так как дело искупления не есть дело настоящее, притом не есть дело обыкновенное и естественное, а дело совершившееся, дело, или чудо беспредельной благости и всемогущества Божия, дело сверхъестественное, – то оно, естественно, требует себе веры и послушания. Говорю: послушания, потому что Искупитель, вечно Живой и Сущий, требует от нас, искупленных рабов Своих, сообразной с новым нашим состоянием (сыноположения) деятельности. Так и цари земные выкупают своих пленных не с тем, чтобы они в царстве несли те же повинности, как и в рабстве, или ничего не делали, а чтобы в своем месте делали дела верноподданных и приносили пользу всему обществу.

* * *

Как тягостно для тела и темно для души вместе отсутствие солнца. Как все от крайнего зацепенело, омертвело! Как печально, больно, скучно! А каково душе человеческой быть без благодати Божией, без молитвы, без Слова Божия, без богослужения, без причастия Святых Таинств! Многим только смерть покажет все сиротство, бедность, нищету их душ!

* * *

Ты в горести души своей желаешь иногда умереть. Умереть легко, недолго; но готов ли ты к смерти? Ведь за смертью следует суд всей твоей жизни. Ты не готов к смерти, и если бы она пришла к тебе, ты затрепетал бы всем телом. Не трать же слов по-пустому, не говори: лучше бы мне умереть, а говори чаще: как бы мне приготовиться к смерти по-христиански: верой, добрыми делами и великодушным перенесением случающихся со мной бед и скорбей и встретить смерть без страха, мирно, непостыдно, не как грозный закон природы, но как отеческий зов безсмертного Отца Небесного, святого, блаженного, в страну вечности. Вспомни старца, который, утрудившись под своим бременем, захотел лучше умереть, чем жить, и стал звать к себе смерть. Явилась – не захотел, а пожелал лучше нести тяжкое бремя свое.

* * *

Что для человека всего ужаснее? Смерть? Да, смерть. Всякий из нас не может без ужаса представить, как ему придется умирать и последний вздох испускать. А как терзаются родители, когда умирают их любезные дети, когда они лежат перед их глазами бездыханными? Но не страшитесь и не скорбите, братия, чрезмерно. Иисус Христос, Спаситель наш, Своею смертью победил нашу смерть и Своим воскресением положил основание нашему воскресению, и мы каждую неделю, каждый воскресный день торжествуем во Христе воскресшем наше общее будущее воскресение и предначинаем вечную жизнь, к которой настоящая временная жизнь есть краткий, хотя тесный и прискорбный путь; смерть же истинного христианина есть не более как сон до дня воскресения или как рождение в новую жизнь. Итак, торжествуя каждую неделю воскресение Христово и свое воскресение из мертвых, учитесь непрестанно умирать греху и воскресать душами от мертвых дел, обогащайтесь добродетелью и не скорбите безутешно об умерших; научайтесь встречать смерть без ужаса, как определение Отца Небесного, которое с воскресением Христовым из мертвых потеряло свою грозность.

* * *

Мы не знаем, когда Он позовет нас, потому что он не дал нам разуметь времена и сроки, «которые Отец положил в Своей власти» (Деян. 1:7); но потому-то нам и надобно быть всегда готовыми, чтобы час смертный не застал нас неготовыми. «Не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий» (Мф. 25:13). Но потому именно и «бодрствуйте на всякое время и молитесь» (Лк. 21:36). Худо неготовым. Во многих местах неложное Слово Божие говорит, что худо. Например, оно говорит: «придет господин раба того нерадивого в день, в который он не ожидает… и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными» (Лк. 12:46). О, будем готовиться постоянно!

* * *

Когда Господь увидел плакавших и рыдавших родных и знакомых умершей дочери Иаира, Он сказал: «не плачьте; она не умерла, но спит» (Лк. 8:52). Эти слова весьма для нас утешительны. Жизнодавец Господь называет смерть нашу сном. Почему? Потому что будет общее воскресение мертвых, как общее пробуждение от сна, и это – в силу Его смерти и Воскресения, ибо «Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших» (1Кор. 15:20). Как из-за Адама все умирают, так из-за Христа все оживут.

* * *

Слава Победителю смерти, Господу Иисусу! До пришествия Его смерть была очень страшна для человека потому, что она похищала свои добычи безвозвратно, а средств избавиться от нее никаких не было, так как грех, которым сильна была смерть, разливался подобно морскому наводнению и остановить это наводнение ничто было не в силах; между тем знали, что люди, похищенные смертью, как пленники содержались там, куда они обыкновенно отходили после смерти. Было, правда, два-три примера, что двое из людей вовсе не испытали смерти, а один молитвой и слезами получил отсрочку у нее тогда, как она совсем было занесла уже на него убийственную руку, и ей не велено было касаться его еще пятнадцать лет. Но что значили эти два-три примера в сравнении с миллионами людей умиравших?! То же, что капля в океане. Притом последний пример не был совсем утешителен для людей потому, что царь Езекия не мог же совершенно избавиться от смерти, а только вымолил себе отсрочку от нее, а первые два – Енох и Илия – считались неподражаемыми по святости жизни, за которую они были живыми взяты на небо.

Что же видим теперь, после явления Господа во плоти нашей и после победы, одержанной Им над грехом и смертью? Весь ужас смерти исчез; она сделалась как бы мирным сном, после которого настанет радостное утро всеобщего воскресения. По мере того как каждый из нас побеждает еще живущий в нас грех – а теперь даны нам все средства побеждать его – исчезает и страх смерти, так что торжествующие победители греха с радостью встречают ложе смерти и уже не умирают, а точно засыпают мирным сном. «Ныне, – говорит святитель Златоуст, – Господь сокрушил врата адовы и само лицо смерти истребил. Но что я говорю: лицо смерти? Даже само имя смерти изменил, ибо она теперь называется уже не смертью, но успокоением и сном».

Самый очевидный пример торжества над смертью видим мы в Пречистой Матери Господа. Она склонилась в гробе только для краткого отдохновения плоти. Говорим «для краткого» потому, что, по свидетельству предания, на третий день после Ее смерти уже не найдено в гробе пречистого тела Ее – оно воскрешено и взято было на небо, где вместе с душой стало наслаждаться блаженством небесным. За Божией Матерью видим апостолов и мучеников, которые встречают смерть с радостью, как величайшего друга, который взамен скоропреходящих благ настоящего мира или взамен его бед и скорбей дарствует им вечные радости Царствия Небесного. За ними видим всех святых, которые смотрели на смерть также с радостью, видя в ней конец земных трудов и начало небесной славы. Святая Церковь старается и в нас поселить такое же бесстрашие к смерти, увещевая нас прогонять страх ее постепенным искоренением в себе грехов, и своих мертвецов она называет теперь не иначе, как усопшими, то есть как бы уснувшими, потому что безсмертная жизнь в будущем веке так теперь для нас несомненна и право наше на нее так верно, что мы не можем или не должны иначе смотреть на смерть, как на сон. Слава безконечно благому Богу! Прежде над мертвецами долго и безутешно рыдали и даже повелевалось прямо над мертвецами источать слезы. «Сын мой! – говорит богопросвещенный мудрец, – над умершим пролей слезы и, как бы подвергшийся жестокому несчастью, начни плач… горький да будет плач и рыдание теплое, и продолжи сетование о нем, по достоинству его» (Сир. 38:16, 17), а ныне вместо надгробного рыдания мы поем песнь «Аллилуия» или «Хвалите Бога», восхваляя божественную премудрость и благость, которые смерть сделали переходом к безсмертию.

Братья! Звания небесного причастницы, вы видели на иконе всечестного и славного Успения Богоматери, как Она мирно почивает. Какое спокойствие и отражение небесной радости на Ее лике! Это точно сон, краткий переход от земли на небо. Поучимся же и сами рачением к добродетели и презрением к пороку сделать смерть свою мирным сном. Доколе будет царствовать в нас грех, дотоле будет страшна для нас и смерть, потому что точно смерть грешников бедственна (Пс. 33:22). Грех есть причина смерти. «Возмездие за грех, – сказано, – смерть» (Рим. 6:23).

Будем же посильно побеждать в себе грех как причину смерти. Побеждать его только сначала весьма трудно, а потом будет и легко, и сладостно, так как по мере увеличения страданий, причиняемых борьбой с грехом, будет увеличиваться и утешение Христово в нас (см. 2Кор. 1:5), и Господь, сказавший, что иго Его благо и бремя легко (Мф. 11:30), верно, сделает легкими и животворными и труды подвижников.

* * *

Нет ничего вернее смерти: все умрем и телами нашими обратимся в прах, в землю, из которой созданы вначале, а души наши бессмертные, по образу и подобию Божию сотворенные, восхищены будут на суд к Богу, ибо «человекам положено однажды умереть, а потом суд» (Евр. 9:27), – говорит апостол, – суд частный над душой каждого отходящего отселе человека; на нем решается участь человека до последнего, всеобщего суда над всем миром по воскресении всех мертвых. Потому, ввиду неизбежности смерти для каждого из нас по телу, весьма важно и необходимо каждому из нас удовлетворительно разрешить себе вопрос: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?».

* * *

«Возмездие за грех» – смерть (Рим. 6:23). Итак, грех к смерти, временной и вечной. Грешники и грешницы, чего хотите: жить или умереть, радоваться или вечно мучиться? Гореть вечно в аду или упокоеваться вечно в раю? С Богом вечно жить во свете неизреченном или с диаволом во тьме кромешной и тартаре ужасном, которого и сам сатана трепещет? Или то, или другое: середины нет. А к Богу и вечному блаженству ведет покаяние нелицемерное, вера и добрые дела; к муке вечной – злые дела и нераскаянность.

* * *

Некоторый камень преткновения – смерть человеческая. Человек, говорят, живет, как травка, и умирает, как травка, что нет для него другой жизни. Ответим безумному по безумию его. Вот что скажу я тебе, человек, рассуждающий таким образом: что умирает в травке – прекрасная или художественная травка (Конечно, нельзя назвать травку травкой без той внутренней невидимой силы, которая дает ей и вид, и способность расти и жить. Без этой силы, оплодотворяющей и оживляющей травку, нельзя представить ни одной травки.) или только вещество травки, подверженное, как вообще все вещественное, тлению и разрушению? Нет: то, что ты называешь прекрасной, полной жизни травкой, не умирает, потому что та же прекрасная травка в той же форме появляется и на следующий год, а потом – опять на следующий и так далее, а умирает только одежда, оболочка травки. Сила, душа или, если угодно, форма травки, составляющая ее душу, не умирает. Так рассуждай и о человеке: то, что составляет главное, существенное в человеке, душа его, не умирает. А умирает только одежда, оболочка его: она – то же растение. Ты в заблуждении, потому что считаешь пробным камнем бытия грубые, земные чувства. Но для этого есть вера и здравый разум.

Источник: Симфония по творениям святого праведного Иоанна Кронштадтского «Смерть» (на основании материалов сайта Азбука.ру)