Тематические сайты, по благословению епископа Новокузнецкого и Таштагольского Владимира:

Исповедь и Причастие.РУ      Соборование.РФ     Молитва.РФ     Пост.РФ     Война со страстями.РФ     Епархия НВК

Протоиерей Олег (Стеняев) «Подробный комментарий двадцати мытарств»

Мытарство 1-е

«Когда мы восходили от земли на высоту небесную, сначала нас встретили воздушные духи первого мытарства, на котором испытываются грехи празднословия. Здесь мы остановились. Нам вынесли множество свитков, где были записаны все слова, какие я только говорила от юности моей, все, что было сказано мною необдуманного и, тем более, срамного».

Обычному человеку порой кажется, что его жизнь, поступки, тем более слова, могут касаться лишь его самого и не более. Но реальность несколько иная – нас окружают духи: Ангелы и бесы. За каждого из нас, бодрствуем ли мы, или нет, ведется духовная брань, недоступная нашему взору. Самые духовно одаренные из нас могли себе позволить сказать следующее: «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1Кор. 13, 12). Существует и рукописание (Кол. 2, 14), и книга (Откр. 5, 1; 20, 12), в которую записываются все наши дела и деяния.

Из описания мытарств мы видим свитки, составленные, скорее всего, в разное время и разными бесами, – некая дьявольская канцелярия. Не надо приписывать бесам и их князю дьяволу божественные свойства, им не присуще всезнание и всеведение, и, тем более, они не вездесущи. Скорее всего, у них действительно ведется некая «бухгалтерия» на наши дела и деяния.

Я глубоко сомневаюсь, что многие из нас хотя бы один раз встречались с самим дьяволом. Чаще мы можем привлекать к себе внимание каких-нибудь мелких бесят, в зависимости от наших погрешностей. Для самого дьявола наши грехи и прегрешения – это как некая пища, которая подпитывает его и оправдывает существование рядовых бесов в глазах князя бесовского. Который в свою очередь предстает с отчетом перед Самим Богом. Сказано: «И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана. И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу и сказал: я ходил по земле и обошел ее» (Иов 1, 6–7). То есть, являясь тварью, сатана имеет свое место во времени и в пространстве, и чтобы ему что-либо увидеть или познать, ему надо там оказаться. Между собой бесы постоянно дерутся и вредят друг другу, ибо злы весьма. В «Житии святого Нифонта Кипрского» (23 декабря), говорится следующее:

«Блаженный сказал лукавому духу:

– Перестань, дьявол, смущать рабов Божиих! Какая тебе польза от того, что эта душа пойдет в погибель?

Бес отвечал:

– Нам от этого нет пользы, но у нас есть приказ от царя нашего и князей, властвующих над нами, – бороться с людьми. Если же князья узнают, что мы не боремся с людьми, то жестоко бьют нас».

Но вернемся к 1-му мытарству, здесь выставляются перед нами такие наши грехи, как:

Празднословие.

Кощунственные слова.

Праздный смех.

Бесстыдные песни.

Праздные беседы.

Обращает на себя внимание далее то, что Феодора сознаётся, что «нисколько не считала того за грех, а потому и не исповедовалась в этом перед духовным отцом». Здесь мы находим ответ, почему человек христианин может застрять на каком-либо из мытарств – так как он не прибегал к спасительным Таинствам Церкви, и сам в момент смерти поставил себя в некоторое затруднительное положение. Далее мы увидим, что Таинства Церкви изглаживают весь бесовский компромат, накопленный на нас бесами.

Феодора высказывает недоумение: «я удивлялась, – рассказывает она, – как это у них ничего не забыто, ведь прошло столько лет и я сама давно забыла об этом».

Сказано: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36–37). Мытарства – это предварительное расследование перед частным судом по окончании которого, на 40-й день после смерти, и выносится предварительный приговор. Окончательный приговор будет вынесен только тогда, когда душа вернется в тело – на Страшном Суде.

Когда человек попадает на 1-е мытарство, у него, наверное, бывает ощущение того, что он попал на какую-то дикую дискотеку, потому что там все звучит, кричит и вопит: лезут в голову дурные мысли, слова, мат, бесстыдные песни навязчиво звучат в голове. Все это сразу оживает, как-то материализуется. В 33-м псалме сказано: «Удерживай язык свой от зла и уста свои от коварных слов» (Пс. 33, 14). Особенно страшно и тяжело будет кощунникам, для них наказания начинаются еще и в этой жизни.

«Один благочестивый человек, питавший особенную любовь к святому великомученику Артемию, взял свечей и масла и пошел к его мощам. На пути с ним встретился один из его знакомых и спросил: “Куда, друг, свечи и масло несешь?” “Иду помолиться святому Артемию”, – был ответ. Встретившийся, насмехаясь, сказал: “Не забудь, друг, от него болезнь захватить и сюда принести, когда назад пойдешь”. Шедший к великомученику не ответил на насмешку и, совершив при мощах святого молитву, пошел домой. Что же? На обратном пути его действительно застигла жестокая болезнь: он почувствовал нестерпимую боль в теле, оно местами стало отекать, и он не в состоянии был дойти до дома. Так как на пути стоял дом того самого насмешника, то ему ничего не оставалось, как побрести туда. И, придя, он почувствовал, что болезнь его еще более усилилась. На него напало нечто вроде беснования, язык его онемел, и болезнь казалась смертельной. Однако через некоторое время он пришел в себя и, полагая, что болезнь приключилась из-за насмешника, сказал: “За что я так страдаю? Не из-за слов ли моего друга?” Тот же, со своей стороны, начал укорять больного и снова насмехаться. Между ними дело дошло уже до явной ссоры, так что многие останавливались и спрашивали о причине ссоры. Больной пересказал им о своей встрече с другом на пути к святому Артемию и о его кощунстве и, сказав это, тотчас почувствовал себя совершенно здоровым. Но, о ужас! Его болезнь мгновенно перешла на кощунника, который начал кричать: “Увы мне! Горе мне!” Присутствовавшие ужаснулись, видя это, и прославили Бога и святого угодника: “Праведен суд Божий! Ты бо, еже искал еси, обрел, и прочии тобою да вразумлени будут не вменяти в хулу и посмех чудеса, бывающая от Бога святыми Его угодники”»

Святитель Василий Великий учил: «Не должно произносить праздного слова, от которого нет никакой пользы. Ибо говорить или делать даже доброе не к созиданию веры – значит оскорблять Святого Божия Духа». – То есть, христианин воспринимает саму возможность говорить как «всеянный Логос» (св. Иустин Философ) и старается не говорить пустые, праздные и «гнилые» слова тем же языком, которым он молится, свидетельствует о Боге и воспевает Его. Слова: «говорить или делать даже доброе не к созиданию веры – значит оскорблять Святого» – означают, что от слов возникают намерения, точнее, словами и выражаются намерения. А от намерений возникают дела, следовательно, как мы говорим, так и поступаем. Сказано: «ибо все мы много согрешаем. Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело» (Иак. 3, 2). Другой смысл слов: «делать даже доброе не к созиданию веры – значит оскорблять Святого Божия Духа» – означает, что всё, что не во имя Божие, то или ради тщеславия, или лукавый замысел. Такое «доброе», которое «не к созиданию веры», – есть западня для малоопытных христиан. Поэтому и сказано: «так и язык – небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает! И язык – огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны» (Иак. 3, 5–6).

Преподобный Исайя Отшельник учил: «Не стыдись лица пустослова и, боясь опечалить его, не терпи, чтобы тебе говорилось непотребное». От много говорящего удаляйся, он плетет сеть, а зачем – мы не знаем.

Преподобный Марк Подвижник говаривал: «Не желай слышать о чужих лукавствах, потому что при этом черты тех лукавств надписываются и на нас». – Действительно! Когда мы говорим о чужих грехах, сплетничаем и злорадствуем, то Бог обязательно попустит нам впасть в нечто подобное.

Один хорошо мне знакомый священник рассказывал:

– Однажды по радио я услышал песню Бориса Моисеева «Голубая луна». Я нормальный человек, у меня жена, трое детей. Ничего такого никогда за собой не замечал… Но весь день в голове крутилась эта песня с особенной интонацией исполнителя: «Голубая луна! Го-лу-ба-я»! – Это продолжалось и в храме, и в доме, и я пришел в отчаяние.

Я посоветовал собрату напевать про себя: «Боже царя храни». Эта мелодия помогла ему, и ничто уже не звучало в голове. «Голубая луна» растворилась.

Бесы на мытарствах не требуют с людей того, что не принадлежит им (бесам). Речь идет о грехах, пороках и преступлениях, и если человек в своей земной жизни отождествился со всем этим, то они рассматривают такого человека как свою добычу. Но если расторжение между грехом и человеком осуществилось до момента его смерти, то ему нечего опасаться на мытарствах. Лестница от земли до неба не есть некий бесовский «лифт» – где хотят, там и остановят. Напротив, вспомним: «И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; [не бойся]…» (Быт. 28, 12–13). Она так и изображается на православных иконах, это лестница: наверху восседает или стоит Господь, Ангелы помогают душам подниматься по ней. И хотя этот божественный призыв «не бойся» свидетельствует о некоторой опасности, но душа, успевшая до момента физической смерти примириться с Богом, ничем не рискует и свободно восходит на Небеса. Бесы «мытники» – скорее случайный элемент близ такого важного и ответственного места для восхождения в Царствие Небесное, как лестница Иакова. Но так как человек наделен свободной волей, он имеет право не только на восхождение, но и на выпадение из духовного мира, и это оправдывает их (бесов) присутствие здесь. Как и присутствие сатаны в «день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа» (Иов 1, 6).

Апостол Павел в Послании к Ефесянам пишет: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф. 4, 29).

Однажды в храм пришел молодой мужчина, недавно женившийся. Он сказал:

– Не знаю, что случилось с женой: она замкнулась, совсем со мной не разговаривает.

Я попросил привести супругу в церковь. И когда мы встретились втроем, на мой вопрос: «Что случилось?» она не сразу решилась ответить. Но потом рассказала:

– Все было как всегда. Муж пришел с работы, я приготовила ужин, накрыла на стол. Он сидел на диване, смотрел на меня, как я бегала туда-сюда, и вдруг сказал:

– Какая ты у меня неряха.

Муж произнес – и тут же забыл эти слова. А у жены они остались.

– Мы едим вместе, а в голове крутится: «Какая ты у меня неряха», – призналась молодая женщина. – Мы становимся на молитву, а в голове снова эти слова.

Гнилые слова могут посеять бурю отрицательных эмоций в душе человека и нарушить духовный порядок в жизни семьи.

Слышите призыв апостола Павла? «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших». Действительно, бывает так, что христиане позволяют себе говорить гнилые слова. Один знакомый мне филолог, который изучает, в том числе, и русский мат, сказал мне, что так называемые матерные слова в основном тюркского происхождения. Эти слова выкрикивали монголы, когда брали штурмом наши крепости. Вскоре эти слова превратились в устах русских людей в ругательства. Но в действительности монголы выкрикивали имена своих богов, имена своих идолов, истуканов, кумиров, надеясь с их помощью одержать победу. Как, например, мусульмане во время сражения выкрикивают: «Аллах акбар»! В Законе Божием, в Пятикнижии Моисеевом сказано: «Имени других богов не упоминайте» (Исх. 23, 13).

Конечно, сейчас многие ругательства приобрели в нашей жизни совершенно конкретный смысл, и мы не придаем им первоначального языческого значения. Но в действительности это слова-мантры, в которых призываются языческие боги. Апостол Павел пишет, что языческие боги – это бесы. Сказано: «…язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами» (1Кор. 10, 20). За каждым культом почитания того или иного истукана скрывались бесы и демоны. Апостол Петр в Первом Послании вдохновляет нас: «Говорит ли кто, [говори] как слова Божии» (1Пет. 4, 11). То есть, следя за своей речью, мы обеспечиваем себе безопасное прохождение первого мытарства. Поскольку, действительно, за всякое праздное слово мы дадим отчет, «ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 37).

Меня удивляют некоторые православные проповедники, говорящие о чем угодно и не приводящие ни одного текста из Священного Писания. Мы, священнослужители, не должны демонстрировать свою эрудицию и остроумие, а проповедовать слово Божие в том формате, в каком оно дано нам. Народ истосковался по слову Божьему. Сказано: «Ибо уста священника должны хранить ведение, и закона ищут от уст его, потому что он вестник Господа Саваофа» (Мал. 2, 7). В древнем62 трактате: «Пиркей Авот» сказано: «Если за трапезой не вспоминаются слова из Писания, то это трапеза мертвецов». Насмешники, празднословы и пустословы легко могут застрять на первом мытарстве.

Оканчивая рассказ о 1-м мытарстве, блаженная Феодора свидетельствует: «Но святые Ангелы, водившие меня, положили конец моему испытанию на первом мытарстве: они покрыли грехи мои, указав лукавым на некоторые из бывших моих добрых дел, а чего не доставало из них на покрытие моих грехов, добавили из добродетелей отца моего преподобного Василия и искупили меня из первого мытарства, и мы пошли далее».

Слова: «они покрыли грехи мои, указав лукавым на некоторые из бывших моих добрых дел» – не означают, что добрых дел достаточно, чтобы избавиться от злых. Так учили еретики пелагиане. Скорее всего, речь идет о том, что, исповедовавшись в грехах пустословия, Феодора еще и сотворила плод покаяния (то есть понесла назначенную духовником епитимию).

Слова: «добавили из добродетелей отца моего преподобного Василия» – отнюдь не проповедуют латинское заблуждение «о сверхдолжных заслугах святых», а указывают на добродетельные молитвы преподобного Василия за блаженную Феодору.

Слова: «и искупили меня из первого мытарства» – не могут быть отнесены к Ангелам, скорее всего, они напомнили бесам, что данные грехи уже искуплены Кровью Сына Божия.

Мытарство 2-е

«Мы приблизились к другому мытарству, называемому мытарством лжи. Здесь человек отдает отчет за всякое лживое слово, а преимущественно за клятвопреступление, за напрасное призывание имени Господня, за ложные свидетельства, за неисполнение данных Богу обетов, за неискреннюю исповедь во грехах и за все тому подобное, когда человек прибегает ко лжи».

Итак, грехи 2-го мытарства:

Лживые слова.

Клятвопреступление.

Произнесение имени Господа всуе.

Лжесвидетельства.

Неисполнение данных Богу обетов.

Утаивание грехов на исповеди.

О лживых словах в Псалтири сказано: «Вот, нечестивый зачал неправду, был чреват злобою и родил себе ложь» (Пс. 7, 15). – Здесь мы видим, что ложь рождается от неприязни к ближнему, когда человек «чреват злобою» – то есть затаил неприязнь, но не решается на открытое выступление против неприятного ему человека.

О братьях Иосифа Прекрасного сказано: «И увидели братья его, что отец их любит его более всех братьев его; и возненавидели его и не могли говорить с ним дружелюбно» (Быт. 37, 4). Вот эти слова: «и не могли говорить с ним дружелюбно» сказаны в похвалу братьям, хотя ненавидеть брата – грех, но при этом они не лицемерили, и то, что было у них на сердце, то же было и на устах.

Другой пример – когда была изнасилована Дина, дочь Иакова. Насильник и его отец пришли ее сватать, соглашаясь на любые условия: «И отвечали сыновья Иакова (Симеон и Левий. – О.С.) Сихему (насильнику Дины. – О.С.и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их» (Быт. 34, 13). Они вправе были наказать насильника Сихема, потому что он нарушил закон, установленный еще праотцом Ноем. Но говорить с лукавством… Позже их действия обнаружили их неправоту, и умирающий Иаков произнес на них проклятие: «Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их… проклят гнев их, ибо жесток, и ярость их, ибо свирепа» (Быт. 49, 5, 7).

О клятвах Господь Иисус Христос сказал: «Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои. А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Мф. 5, 33–37). Обычно клятву, поклясться в чем-то требуют от такого человека, у которого «да» может означать «нет» и наоборот. Господь хочет, чтобы христиане были людьми слова – «да будет слово ваше: да, да; нет, нет». А требовать с кого-то клятву – означает заранее выражать ему недоверие, но если ему не доверяют, то где гарантия что он не соврет и в клятве?

Произнесение имени Господа всуе – тяжелый грех, ибо сказано: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно» (Исх. 20, 7). –То есть наказание не замедлит и обрушится на того, кто не святит имя Бога и относится к нему без должного трепета и благоговения.

Здесь иудеи впали в крайность, боясь нарушать заповедь об имени Господа, они совершенно прекратили его употреблять. Хотя в Книге Руфь мы встречаем «непроизносимое четырехбуквенное» имя в прямой речи персонажей этой пасторальной Книги.

Сказано: «Имя Господа – крепкая башня: убегает в нее праведник – и безопасен» (Притч. 18, 11). То есть, если мы призываем имя Господа в опасной для нас ситуации, то оно, как крепкая башня, оберегает нас. Но используя имена Бога не по их прямому назначению, мы совершаем страшный грех. Для христиан имя, которое, как «крепкая башня», – это имя Иисуса Христа. О Его имени сказано: «ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4, 12). «Молитва Господня» начинается словами: «Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое» (Мф. 6, 9).

Лжесвидетельство – это не просто ложь, но ложь, имеющая целью осудить, наказать человека за то, в чем его ложно обвиняют. По Церковным канонам то, в чем лжесвидетель обвиняет ближнего, и должно стать приговором для него (хотя формально он этого не совершал). Если ты реально видишь грех в человеке и хочешь помочь, поступи, как Господь Иисус Христос заповедал: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18, 15–17). Без соблюдения подобного порядка обличения обличитель, если даже он прав, считается лжесвидетелем, и все, что подобает лжесвидетелю, ляжет на него.

Почему Бог сказал Аврааму о Содоме и Гоморре: «сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю» (Быт. 18, 21)? Зачем сказано о Вавилонской башне: «И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие» (Быт. 11, 5)?

Разве Вездесущему и Всезнающему надо сойти и посмотреть? Подобные антропоморфизмы даются в тексте Библии для того, чтобы и нас научить не верить ничему на слух, не принимать сплетни за истину, пока сам не убедишься в той или иной правоте, а тогда – действуй по схеме: Мф. 18, 15–17. И никак иначе.

Неисполнение данных Богу обетов, как правило, связано с тем, что человек или дал поспешный обет, или не испросил у Бога помощи для его (обета) исполнения. Сказано: «Помолишься Ему, и Он услышит тебя, и ты исполнишь обеты твои» (Иов 22, 27). Для лучшего исполнения обета рекомендуется давать его при верных свидетелях: «воздам обеты мои пред боящимися Его» (Пс. 21, 26). За нарушение обетов по канонам полагаются разного вида наказания, описанные в Книге Правил, или «Кормчей». Здесь опять приемлем принцип «да будет слово ваше: да, да; нет, нет». Лучше жить благочестиво без обета, чем, давши обет, не исполнять его. Сказано: «А как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел» (Мф. 21, 28–30).

«Авва Иоанн рассказал нам: “Пришлось мне быть в Фиваиде, в киновии аввы Аполлона. Там я видел молодого брата, у которого и отец по плоти был тоже инок. Этот юноша дал обет в течение всей жизни не пить ни воды, ни вина, смешанного с водой, ни какого-либо другого напитка. Он питался цикорием, бобами, вообще такими овощами, которые, служа пищей, могли бы в то же время утолять жажду. Послушание его состояло в том, чтобы сажать хлебы в печь. Так прошло три года, и юноша заболел. От этого недуга он отошел ко Господу. Во время болезни с ним сделался сильный жар, к тому же он страшно страдал от жажды. Все его уговаривали, чтобы он принял хотя бы немного вина с водой, но брат наотрез отказался. Тогда авва киновии послал за врачом – не сможет ли тот помочь страдальцу. Врач явился. Увидав брата в тяжком состоянии, врач долго убеждал его выпить немного вина с водой, но все было тщетно. Тогда врач обратился к авве со словами: “Принесите мне большое корыто”. Влив в него четыре ведра теплой воды, он заставил опустить в него больного до бедер и держать его в воде в течение часа. И святой старец уверял нас (он сам был там в то время), что, когда подняли юношу, в корыте осталось не больше одного ведра… Вот как жили великие подвижники, истощая себя ради Бога, чтобы наследовать вечное блаженство”».

Утаивание грехов на исповеди. Есть люди, которые, идя на исповедь, проявляют ложный стыд перед священником и утаивают грехи. У таких людей есть серьезная опасность застрять на втором мытарстве. Подобный стыд на исповеди связан с тем, что когда человек начинает близко общаться со священником, то думает, что, если он расскажет обо всех своих грехах, священник изменит к нему отношение в худшую сторону. На самом деле такую мысль нашептывает дьявол. Все бывает как раз наоборот: священник, если чувствует, что исповедь не искренняя, может охладеть к этому человеку. А когда священник видит, что человек всецело ему доверяется, то проникается состраданием к человеку.

В Первом Послании Иоанна Богослова сказано: «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды. Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас» (1Ин. 1, 9–10). То есть, если мы ничего не скрываем на исповеди, то будем прощены. Если же говорим, что не согрешили, то «представляемся Ему лживыми, и слова Его нет в нас». Если, придя на исповедь, мы занимаемся перед священником самолюбованием, скрываем свои грехи или ищем для них какое-то оправдание, то есть опасность, что мы точно застрянем на втором мытарстве.

У православных людей на исповеди бывают две крайности. Одна крайность: батюшка спрашивает:

– Какие у тебя грехи?

А человек отвечает:

– Никаких нет.

Я иногда в таких случаях говорю:

– Если у вас нет грехов, вам стоит ходить в синагогу или мечеть. Там собираются люди, верящие, что своими собственными усилиями они могут выстроить отношения с Богом. А у нас собираются грешники, нуждающиеся в Посреднике. И этим Посредником является Иисус Христос. Все, что происходит в храме, – для грешников. На исповеди отпускаются грехи, снимается ответственность за грехи, как за содеянные поступки. В Причастии попаляется склонность ко греху. Соборуем для того, чтобы «при помазании тела елеем призывалась на человека благодать Божия, исцеляющая немощи душевные и телесные», – и даже те немощи, которые человек может не замечать в своей жизни (забытые грехи): «и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5, 15). Рукополагаем, чтобы «немощное уврачевать, и оскудевшее восполнить», – в общем, как реанимация. А если вы безгрешны, это место не для вас.

Другая крайность. Человек на исповеди говорит:

– Грешен, батюшка, во всем!

Мой покойный духовник отец Дмитрий Дудко научил меня, что следует делать в таких случаях. Я спрашиваю:

– Кого ты зарезал?

Человек смущается:

– Никого я не резал.

– А что ж ты сделал?

И начинается разговор, начинается Исповедь.

Это дьявол внушает человеку мысль, что от пастыря надо скрывать свои проблемы. Пастырь должен знать проблемы своих овец, иначе как он сможет им помочь? И те люди, которые лгут, особенно на Исповеди, могут застрять на втором мытарстве.

Как пастырь, который служит уже достаточно большое количество лет, я могу сказать, что удивить на исповеди священника нельзя ничем. Я больше двадцати пяти лет в сане и мог убедиться, что священника на исповеди нельзя удивить. Все, что вы говорите, говорят такие же люди, которые стоят рядом с вами. В свое время праведный отец Иоанн Кронштадтский добился от Синода общей исповеди, потому что желающих исповедоваться у него было очень много. И это делали так: в Андреевском соборе в Кронштадте гасили свет, горели только две лампады: перед иконой Иисуса Христа на иконостасе и перед иконой Божьей Матери на иконостасе. Началась исповедь. Один мужчина, который был на этой исповеди, описывает, как люди вокруг стали кричать. Какая-то женщина начала кричать, что она ребеночка своего вытравила в себе, мужчина кричал, что у него грех кровосмешения, кто-то еще что-то кричал. Первая мысль души, оказавшейся в таких условиях: вокруг меня ад. Но когда человек заглядывал сам в себя, он видел такие же грехи и тоже начинал их выкрикивать. Он тоже начинал кричать. Поэтому знайте, что ложный стыд на исповеди реально может помешать людям пройти второе мытарство.

В Писании сказано, что «всякая неправда есть грех» (1Ин. 5, 17). Поэтому, проявляя неправду в том или ином виде, мы создаем для себя проблему при прохождении второго мытарства.

Я как-то рассказывал о том, что говорить правду трудно и даже сложно. Помните, я приводил вам пример из своей жизни, когда решил один день не врать. Я решил: «С утра и до ночи я не буду врать». Это был ужасный день. Я с утра встаю, иду кушать. Во время обеда хозяйка поставила передо мной первое блюдо и вскоре спросила:

– Ну, как супчик?

Я ответил:

– Не досолила.

Когда она принесла второе блюдо, спросила опять:

– Ну как, нравится?

Я сказал:

– У меня повышенная кислотность, а здесь, чувствую, есть то, что не надо, изжога будет.

Она говорит:

– Ладно, сам выбирай третье – чай, компот, кефир?

Я говорю:

– Лучше кефир.

Она через минуту спрашивает:

– Кефир-то нормальный?

Я отвечаю:

– Немного прокис.

Хозяйка меня провожает, спрашивает:

– У тебя настроение плохое?

Я отвечаю:

– Просто ужасное.

– А что такое?

– Плохо спал, проблема со здоровьем, расстройство желудка…

Я уж не стал все рассказывать, пошел в храм на Ордынку. Хозяйка позвонила настоятелю храма отцу Борису Гузнякову (ныне покойному), сказала:

– С отцом Олегом что-то случилось, поговорите с ним.

Прихожу в храм, готовлюсь к службе, отец настоятель заходит и спрашивает:

– Ну, как дела? Как настроение?

Я говорю:

– Не очень хорошее.

Он спрашивает:

– А почему?

А он привык, что я всегда деликатно лгал: «Да все нормально, нет проблем». Я говорю:

– Спал плохо, расстройство желудка, накормили плохим супом; вот, решил не врать.

– Молебен сейчас будет, помолимся о твоем здравии, люди придут, помолятся, ты радуйся, – говорит отец Борис. Я отвечаю, что радуюсь, но боюсь, как бы не пришел сектант Володя и не начал орать.

Когда я покидал храм, ко мне подошел собрат-священник отец Тимофей Гонтарь и спросил:

– Нет ли у тебя проблем, может, надо деньгами помочь?

Я отвечаю:

– Надо, у меня мало денег.

Он спрашивает:

– Сколько дать?

Я говорю:

– Ну, рублей пятьдесят (тогда это большая сумма была).

Приезжаю домой, а там уже собрались духовные чада.

– Батюшка, благословите, мы группа поддержки, – говорят. – Вам угрожали по телефону?

– Кроме вас мне никто не звонит, – говорю.

– Мы вас не утомили своими звонками? – спрашивают.

– Ну, представьте себе, вы звоните в двенадцать, в час ночи, – отвечаю, – конечно, утомили.

Они смотрят на меня круглыми глазами…

Словом, ни разу не солгав, я с трудом дожил до конца дня. И утром решил, что молчание – золото. Лучше лишний раз промолчать. Так оно правильней будет.

Преподобный Антоний Великий предупреждал«Бегай лжи, иначе она отгонит от тебя страх Божий». Войдя в твои уши, ложь поселится там и станет для тебя препятствием в молитве, сделает тебя самоуверенным – мол, есть люди и хуже тебя – и «отгонит от тебя страх Божий».

Преподобный Ефрем Сирин наставляет: «Лживый ничего не говорит без клятвы и думает убедить многоглаголанием. Лжец много изобретателен и изворотлив». Как мы и ранее рассуждали, что где многословие, там обман, а где еще и клятвы – здесь наговор и преступление. Затыкай уши и беги от такого лживого болтуна. И еще один важный совет преподобного Ефрема: «Диавол учит нас изворотливости в слове, чтобы, когда допрашивают, не высказать нам вины своей и чтобы, сделав грех, извернуться и оправдать себя». Если грешник ищет оправдания во лжи, то его друг – дьявол. Сказано: «Ваш отец диавол… Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8, 44).

Закон Божий учит, что любой грех – это грех против Бога: «скажи сынам Израилевым: если мужчина или женщина сделает какой-либо грех против человека, и чрез это сделает преступление против Господа, и виновна будет душа та, то пусть исповедаются во грехе своем, который они сделали, и возвратят сполна то, в чем виновны, и прибавят к тому пятую часть и отдадут тому, против кого согрешили» (Числ. 5, 6–7). Поэтому в исповеди важны три аспекта: 1. Признать, что любой грех совершается против Бога; 2. Возместить по возможности нанесенный ближнему ущерб; 3. Открыто и без утайки исповедоваться (назвать свои грехи вслух).

Особенно важно исповедоваться перед Причастием, дабы жертвенная Кровь Сына Божия очистила нас. Сказано: «Если он виновен в чем-нибудь из сих, и исповедается, в чем он согрешил, то пусть принесет Господу за грех свой, которым он согрешил, жертву повинности…» (Лев. 5, 5–6). Для нас, христиан, одна Жертва – это Кровь Христа. Очень хороший пример возмещения ущерба (плод покаяния) являет нам кающийся Закхей: «Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо» (Лк. 19, 8). Раскаяние должно быть искренним, сказано: «Слышу… плачущего: “Ты наказал меня, и я наказан, как телец неукротимый; обрати меня, и обращусь, ибо Ты Господь Бог мой. Когда я был обращен, я каялся, и когда был вразумлен, бил себя по бедрам; я был постыжен, я был смущен, потому что нес бесславие юности моей”» (Иер. 31, 18–19). Такое искренне покаяние, со стыдом и глубоким сожалением, принесет утешение и помилование от Господа. Сказано: «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознается и оставляет их, тот будет помилован» (Притч. 28, 3). Действуя таким образом в земной жизни, мы легко и быстро пройдем мытарства.

В слове о блаженной Феодоре о духах 2-го мытарства написано следующее: «Духи в этом мытарстве свирепы и жестоки и особенно сильно испытывают проходящих через это мытарство. Когда они остановили нас, то начали со всеми подробностями спрашивать меня, и я была уличена в том, что два раза солгала когда-то в самых малых вещах, так что не ставила того себе во грех, а также в том, что один раз из-за стыда не всю правду сказала на исповеди своему духовному отцу. Уличив меня во лжи, духи пришли в большую радость и уже хотели похитить меня из рук Ангелов, но они, для покрытия найденных грехов, указали на мои добрые дела, а недостающее пополнили добрыми делами отца моего преподобного Василия и тем выкупили из этого мытарства, и мы беспрепятственно пошли выше».

Мытарство 3-е

«Мытарство, к которому мы пришли потом, называется мытарством осуждения и клеветы. Здесь, когда остановили нас, я увидела, как тяжко грешит тот, кто осуждает своего ближнего, и как много зла, когда один клевещет на другого, бесславит его, бранит, когда ругается и смеется над чужими грехами, не обращая внимания на свои собственные. Грозные духи испытывают грешных в этом за то, что они предвосхищают сан Христов и делаются судиями и губителями своих ближних, когда как сами неизмеримо больше достойны осуждения. В этом мытарстве я, по благодати Божией, не во многом оказалась грешна, потому что во всю жизнь свою остерегалась, чтобы кого-нибудь не осудить, не наклеветать на кого, не насмехалась ни над кем, никого не бранила; иногда только, слушая, как другие осуждали ближних, клеветали на них или смеялись над ними, в мыслях я отчасти с ними соглашалась и, по неосторожности, к их речам прибавляла немного от себя, но, одумавшись, тотчас удерживалась. Но и это испытывавшие меня духи поставили мне во грех, и только заслугами преподобного Василия святые Ангелы освободили меня из этого мытарства, и мы пошли выше».

Грехи этого мытарства:

Осуждение.

Клевета.

Бесславить другого человека.

Смеяться над чужими грехами,

но главное –

Предвосхищать Суд Христов.

Предвосхищать Суд Христов – страшное преступление! Слова: «Грозные духи испытывают грешных в этом за то, что они предвосхищают сан Христов и делаются судиями и губителями своих ближних, когда как сами неизмеримо больше достойны осуждения» показывают нам возмущение бесов, о которых известно, что «бесы веруют, и трепещут» (Иак. 2, 19), а также что один человек начинает судить другого, хотя истинный Суд принадлежит Христу. Обвинение этого мытарства более чем законное, никто не имеет право предвосхищать Суд Христов. Сказано: «Михаил Архангел, когда говорил с дьяволом, споря о Моисеевом теле, не смел произнести укоризненного суда, но сказал: “да запретит тебе Господь”» (Иуд. 1, 9). Если даже Архангел Михаил в споре с дьяволом не произнес на него суда словами «да запретит тебе Господь» и предоставил место Суду Христову, то как же люди могут позволять себе осуждать других, «когда как сами неизмеримо больше достойны осуждения»?! О чем и сказано: «И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Мф. 7, 3).

Итак, мы выяснили, что верующий, сам будучи грешником, не имеет права никого осуждать прежде Суда Христова. Суд принадлежит только Христу, Сам Отец Небесный поручил Ему эту миссию: «Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну» (Ин. 5, 22); и еще: «И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует» (Откр. 19, 11). – То есть, чтобы судить, надо быть верным и истинным, и кто способен на такое?

Не имеет права христианин осуждать и то, что, как ему кажется, достоверно известно и подлежит порицанию. Сказано: «Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1Кор. 4, 5).

Запрещено христианину судиться с христианином в светском суде. Для сего и существует Церковный суд. Апостол Павел писал: «Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых? Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела? Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские? А вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляете своими судьями ничего не значащих в церкви. К стыду вашему говорю: неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между братьями своими? Но брат с братом судится, и притом перед неверными. И то уже весьма унизительно для вас, что вы имеете тяжбы между собою. Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? для чего бы вам лучше не терпеть лишения?» (1Кор. 6, 1–7).

Судиться в светском суде мы можем, только если у нас конфликт с не православным или Церковный суд рекомендовал нам поступить таким образом. Как известно из Книги Деяний, апостол Павел «потребовал суда у кесаря. Посему и решился правитель (иудей. – О.С.послать его к кесарю (то есть к императору Рима. – О.С.)» (Деян. 26, 32). Так и в нашем случае мы имеем право защищать себя в суде, церковном или светском, подавать на суд и требовать по отношению к нам исполнения наших гражданских прав. Сказано: «Но когда растянули его ремнями, Павел сказал стоявшему сотнику: разве вам позволено бичевать Римского гражданина, да и без суда? Услышав это, сотник подошел и донес тысяченачальнику, говоря: смотри, что ты хочешь делать? этот человек – Римский гражданин. Тогда тысяченачальник, подойдя к нему, сказал: скажи мне, ты Римский гражданин? Он сказал: да. Тогда тотчас отступили от него хотевшие пытать его. А тысяченачальник, узнав, что он Римский гражданин, испугался, что связал его» (Деян. 22, 25–29).

Клеветать на другого человека, бесславить другого человека и смеяться над чужими грехами – это недостойно имени христианина, о подобных вещах апостол Павел говорил: «А блуд (то есть и словесный. – О.С.и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым» (Еф. 5, 3).

Смеяться над чужими грехами – этот грех прямо уподобляет человека бесам. В «Житии святого отца нашего Нифонта, епископа Кипрского» говорится о скорби Ангела, потерявшего душу, и радости бесов, отнявших ее: «Ангел же Хранитель его шел вдали и горько плакал, а бесы радовались». Так, например, истолковывая слова из Евангелия от Матфея: «Блаженны плачущие», святитель Феофилакт Болгарский предложил следующее истолкование: «Плачущие, то есть о грехах… притом не о своих только грехах, но и о грехах ближних». Такой плач уподобляет человека Ангелу.

«Брат спросил отца: “Как диавол искушает святых?” Старец отвечал: “В горе Синайской жил один отец, по имени Никон. И вот некто пришел в хижину фаранита, застал его дочь одну и спал с ней. Потом он научил ее: «Скажи, что отшельник, авва Никон, сделал это с тобой». Когда отец узнал о случившемся, то взял меч и пошел к старцу. Как только он постучал, старец вышел. Но только фаранит поднял меч, чтобы умертвить старца, рука его сделалась сухой. Фаранит пошел и рассказал о том пресвитерам. Они послали за старцем. Старец пришел. Они избили его и хотели выгнать, но он начал просить: «Бога ради оставьте меня здесь, чтобы мне покаяться». Пресвитеры отлучили его на три года и повелели, чтобы никто не ходил к нему. Старец три года провел в покаянии, ходил каждый воскресный день каяться в церковь и упрашивал всех: «Помолитесь обо мне». Наконец злой дух начал мучить того, который сложил вину на отшельника. Он признался в церкви: «Я совершил грех и научил оклеветать раба Божия». Тогда весь народ пошел и пал перед старцем: «Прости нас, авва!» Старец сказал им: «Простить прощу вас, но жить с вами больше не хочу. Среди вас не нашлось никого, кто бы имел столько рассудительности, чтобы сжалиться надо мной». Таким образом, авва Никон удалился. Старец сказал брату: “Видишь, как диавол искушает святых?”»

Преподобный Исайя Отшельник учил: «Кто истинно приносит покаяние, тот не занимается осуждением ближнего, а только оплакивает грехи свои». Тот, кто ищет прощения, прощает и сам. Мы все нуждаемся в прощении, а это и значит, что должны прощать, о чем и молимся: «и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим» (Мф. 6, 12). Мера того, как мы относимся к другим, может оказаться мерою того, как Бог отнесется к нам. Сказано в одной из притч: «Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Мф. 18, 32–35).

Святитель Иоанн Златоуст учил: «Те, которые разбирают чужие грехи, нисколько не заботятся о своих собственных». Собственно говоря, на чужие грехи обращают внимание, чтобы не видеть своих собственных, стараясь их не замечать. Но, как правило, замечая и говоря о чужих грехах, говорящий рассказывает о своих собственных. А если судит человека за грех, который сам не делал, отцы говорят, что Бог попустит таковому впасть именно в этот грех. Мы не раз говорили об этом. Преподобный Иоанн Лествичник так и учит: «За какие грехи осудим ближнего, телесные или душевные, в те впадем сами, и иначе не бывает».

Мытарство 4-е

«Продолжая путь, мы достигли нового мытарства, которое называется мытарством чревоугодия. Навстречу нам выбежали скверные духи, радуясь, что к ним идет новая жертва. Внешний вид этих духов был безобразен: они изображали собой разные виды сластолюбивых чревоугодников и мерзких пьяниц; несли блюда и чаши с яствами и разным питьем. Пища и питье по виду тоже были гнусны, походили на смердящий гной и блевотину. Духи этого мытарства казались пресыщенными и пьяными, они скакали с музыкой в руках и делали все, что обыкновенно делают пирующие, и ругались над душами грешных, приводимыми ими к мытарству».

Грехи этого мытарства:

Чревоугодие.

Пьянство.

Чревоугодие и пьянство. Блаженная Феодора описывает, что когда ее душа оказалась на этом мытарстве, бесы там были все пьяные: «Внешний вид этих духов был безобразен: они изображали собой разные виды сластолюбивых чревоугодников и мерзких пьяниц». Человек на мытарствах видит свои грехи в некоем воплощении. Конечно, ужасно увидеть свой грех со стороны. Даже если мы находимся в состоянии нераскаянного греха, мы можем в зеркале заметить, как меняется наше лицо: оно становится более мрачным; и в зеркале мы можем заметить, как наполняется наше лицо внутренним светом после Исповеди или Причастия.

Иногда мы смотрим на наших ближних и чувствуем, что у них что-то не так, что есть какая-то проблема, произошло изменение во внешности. Как известно, грех воняет.

Один знакомый мне молодой отец рассказывал о своем двухгодовалом сынишке:

– От него всегда пахнет какими-то конфетами, ирисками, хотя я знаю, что ни мать, ни я ничего такого ему не давали.

– Чистая душа, – отвечаю я. – Он ведь у вас крещеный.

Блаженная Феодора описывает: «Пища и питье по виду тоже были гнусны, походили на смердящий гной и блевотину». Четвертое мытарство – это запах алкоголя, рвоты и испражнений. Ее душа все это запечатлела: «Эти духи, как псы, обступили нас, остановили и начали показывать все мои грехи этого рода: ела ли тайно когда-нибудь или через силу и сверх надобности, или с утра, как свинья, без молитвы и крестного знамения, или в святые посты ела прежде времени, назначенного церковным уставом, или по невоздержанию вкушала прежде обеда, или во время обеда пресыщалась не в меру. Высчитали также мое пьянство, показывая чаши и сосуды, из которых я напивалась, и прямо говорили: столько-то чаш выпила ты в такое-то время и на таком-то пиршестве, с такими-то людьми; а в другом месте выпила столько-то и дошла до беспамятства и рвоты, и столько-то раз пировала и плясала под музыку, хлопая в ладоши, пела песни и прыгала и, когда тебя приводили домой, изнемогала от безмерного пьянства».

Эта проблема – чревоугодия и пьянства касается не только многих, но, правильнее сказать, подавляющего большинства мирян. Каждый государственный, семейный и даже церковный праздник превращается в повод для чревоугодия и пьянства. А ведь слово Божие учит: «ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1Кор. 6, 10). Прежде всего мы, духовенство, должны решительно отказаться от этой пагубной привычки. Апостол Павел говорил о мясной пище: «И потому, если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего» (1Кор. 8, 13). Библия не запрещает употребление мясной пищи и вина. Но по причине соблазнов среди верующих апостол отказывается от мяса. А если говорить о спиртном, о пьянстве – известно и очевидно, что вся Россия соблазнилась, «преткнулась» на этом грехе. Библия категорично относится к проблеме пьянства (алкоголизма). Ветхий Завет дает одинаково негативную оценку как употребляющим спиртное, так и его изготовителям: «Горе тем, которые храбры пить вино и сильны приготовлять крепкий напиток» (Ис. 5, 22). Новозаветное отношение к пьянству тоже достаточно категорично. Сказано: «Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти» (Рим. 13, 13); и еще: «Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею… с таким даже и не есть вместе» (1Кор. 5, 11). Собственно, противоположностью пьянства является правильное прославление Бога (Православие): «И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу» (Еф. 5, 18–19). Сын Божий учил, что пьянство отягощает наше сердце и подвергает опасности душу: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно» (Лк. 21, 34).

Из всего вышеизложенного мы должны сделать единственно возможный правильный вывод: пьянство и христианство – понятия несовместимые. «Ибо спящие спят ночью, и упивающиеся упиваются ночью. Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения» (1Фес. 5, 7).

«Жена одного служащего, некая Мария Николаевна Гордеева, рассказала на Троицком подворье архимандриту Крониду следующее. “Мой муж, – говорила она, – после брака не переставал вести нетрезвую жизнь. Все свободное время он проводил в пьяных, безумных оргиях. Однажды, находясь в неописуемой скорби, доводящей до отчаяния, я сидела одна в своей комнате и решила призвать на помощь преподобного Сергия Радонежского. Я так горячо молилась ему, что у меня потоком лились слезы. Вдруг вижу: вся комната осветилась неземным светом. В этом свете идет ко мне дивный старец неописуемой доброты и духовной красоты. Подойдя, он отечески приветливо сказал мне: «Успокойся, раба Божия Мария! Молитва твоя услышана, и твой муж нетрезвым больше к тебе не придет. Жизнь твоя отныне будет мирная». Я поклонилась ему в ноги. Он меня благословил и стал невидим. Через несколько минут после этого видения раздался резкий звонок. Когда я отворила дверь, вижу мужа. Но он совсем не такой грозный, каким являлся прежде. Поразительнее всего было то, что, войдя в переднюю, он опустился передо мной на колени, зарыдал и стал просить прощения за свою безумную жизнь и мучения, причиняемые мне. Он с клятвой уверял, что это уже в последний раз. После этого он стал неузнаваемым, совершенно трезвым и высоконравственным. И 15 лет нашей дальнейшей супружеской жизни с ним я прожила в мире и согласии”».

Но как научиться умеренности в пище, трезвому образу жизни в том строптивом окружении, в котором мы живем, работаем и существуем? Как поститься среди общего непощения, когда и дома, где мы живем, и на работе все едят скоромное? Сказано: «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (1Ин. 5, 19); и еще: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5).

«Во дни Навуходоносора произошло пленение Израильского народа, и тысячи евреев оказались в плену, среди язычников. Вавилонская империя была огромной и мощной. Это было государство, где в течение долгих веков поклонялись многим богам. Формируясь тысячелетиями в Междуречье, эти культы ко дням Навуходоносора достигли своего апогея, полноты своего развития. Среди пленников, уведенных из земли Израильской, были четыре мальчика: Даниил, Анания, Мисаил и Азария – верующие, благочестивые отроки. В связи с тем, что их наружность была очень привлекательна (это были красивые отроки, крепкие и сильные), царь Навуходоносор берет их к себе во дворец, чтобы здесь они росли, получали образование, воспитание и затем стали бы его слугами…

Царь дает приказ отобрать не просто отроков, не просто «красивых видом», не просто «понятливых для всякой науки, и разумеющих науки», но таких, чтобы они были «рода царского и княжеского» (Дан. 1, 3–4), чтобы у них было славное происхождение, чтобы потом превратить их в халдеев, в «жителей Вавилона», которые смогли бы представлять интересы язычников среди самих израильтян. Но для того, чтобы использовать сих отроков в своих далеко идущих интересах, вавилоняне решили перевоспитать, переделать и изменить их…

И вот что мы видим: сих четырех мальчиков поместили между другими отроками и юношами, которых воспитывали при дворце царя Навуходоносора. В этом дворце о царских отроках очень заботились: их оде­вали в красивые одежды, кормили, им давали самые изысканные ку­шанья, вина, все делали для того, чтобы они были здоровыми, крепкими и красивыми, получили блестящее воспитание. Но с отроками израильскими возникла очень серьезная проблема – они отказались вкушать пищу с царского стола, которую язычники пытались им навязать вопреки Закону Господню: «Сущий в них Дух Христов… Он предвозвещал» (1Пет. 1, 11) – им, ветхозаветным людям, – что «сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17, 21). И они старались не иметь общей трапезы с языч­никами, так как общее застолье заканчивается для многих общими гре­хами и пьяным беснованием, а воздержание в пище – мать всех до­бро­детелей. Пророк Осия говорит о нечести­вых застольях: «Будут есть, и не насытятся; будут блудить, и не размножатся; ибо оставили служение Господу. Блуд, вино и напитки завладели сердцем их» (Ос. 4, 10–11). Но язычники пытались как-то объяснить, обосновать, почему отрокам надо есть царскую пищу, которой те боялись оскверниться, пить вино; они говорили: ведь иначе юноши будут худые, лица их будут тощими, они будут некрасивые, нездоровые, будут плохо учиться. Мир всегда находит оправдания для своих грехов, находит потому, что ищет их, а ищет – потому, что «люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» (Ин. 3, 19).

Застолья для многих людей являются смыслом их жизни. Стол, наполненный яствами, на котором дымится мясо, пахнут свежестью салаты и пенится вино, радует глаз всей веселой компании, собравшейся на пиршество. Но всякий раз, когда нас приглашают на такой «праздник живота», мы должны спрашивать себя: зачем и для чего мне садиться за этот стол? Что больше всего привлекает меня здесь?

Никогда не надо бояться говорить слово НЕТ. Святые отроки Даниил, Анания, Мисаил и Азария не боялись говорить это слово. Многие, особенно мо­лодые христиане из чувства ложной скромности не решаются ответить отказом, в частности, тем, к кому юным верующим и подходить неприлично. Мы должны понять, что наш мир разделен на своих и чужих, и, хотим мы или не хотим этого замечать, но это именно так. Святые отроки, о которых мы читаем в Книге Даниила, не просто понимали это, но жили этим…

Об Иисусе Навине сказано в Писании: «Иисус, находясь близ Иерихона, взглянул, и видит, и вот стоит пред ним человек, и в руке его обнаженный меч. Иисус подошел к нему и сказал ему: наш ли ты, или из неприятелей наших?» (Нав. 5, 13).

Этот вопрос очень актуален для каждого верующего человека. Когда мы сталкиваемся с любым человеком, прежде всего мы должны установить «наш ли» он или «из неприятелей наших?». Наш – это значит православный. Блаженный Иероним учил: «Писание повелевает повиноваться родителям; но кто любит их более, чем Христа, погубляет душу свою. Враг держит меч, чтобы поразить меня; я ли буду думать о слезах матери? Оставлю ли я для отца воинство Христово, тогда как ради Христа я не обязан даже похоронить его, хотя и обязан погребать всех ради Христа?.. Если они веруют во Христа, они будут благосклонно смотреть на мои намерения подвизаться во имя Его. Если не веруют, то “пусть мертвые погребут своих мертвецов”». Он же писал: «Итак, не должно следовать заблуждению ни отцов, ни предков, а должно следовать авторитету Писания и повелению Бога вразумляющего». Апостол любви Иоанн Богослов наставлял верующих: «Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его» (2Ин. 1, 10). Апостол Иуда говорил: «а других страхом спасайте, исторгая из огня, обличайте же со страхом, гнушаясь даже одеждою, которая осквернена плотью» (Иуд. 1, 23). Апостол Павел, призывая верующих к целомудрию веры, говорил о нечестивых: «с таким даже и не есть вместе» (1Кор. 5, 11). Конечно, печально, если неверными являются и наши ближайшие родственники. Мы должны приложить максимум усилий, чтобы попытаться обратить их в святую веру. Сказано: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1Тим. 5, 8).

Святитель Иоанн Златоуст учил: «…Да будем все едино тело, да будем все братия. Ибо доколе это разделяет нас, дотоле и отец, и сын, и брат, и кто бы то ни был – для нас еще не истинный сродник наш, так как он отделен от сродства горнего. Да и какая польза быть соединенным родством бренным, когда мы не соединены сродством духовным? Какая прибыль от близости на земле, когда мы чужды друг друга на небесах?»…

И тогда Даниил обратился с предложением к Амелсару, которого начальник евнухов приставил к отрокам: «сделай опыт над рабами твоими в течение десяти дней; пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья; и потом пусть явятся перед тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, и затем поступай с рабами твоими, как увидишь» (Дан. 1, 12–13).

Отрок Даниил был очень разумен; он понимал, что если во славу Божию, во исполнение заповедей Господних люди воздерживаются от какой-нибудь пищи, то Господь позаботится о здоровье этих людей. И Даниил предлагает евнуху: разреши нам десять дней не есть ваше мясо – мы не будем вкушать запретное; разреши, в течение десяти дней мы будем есть только овощи и пить только воду, а потом приведи нас, посмотри на наши лица и на лица тех, кто объедается мясом, сравни – и ты увидишь, какая разница между нами. И евнух послушался их в этом и испытывал отроков десять дней. «По истечении же десяти дней лица их (тех, кто постился. – О.С.) оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами. Тогда Амелсар брал их кушанье и вино для питья и давал им овощи» (Дан. 1, 15–16). Так Господь постыдил этого евнуха и показал ему, что если люди что-то делают ради Бога, то Бог их не оставляет».

Правила святых Апостол по данному вопросу не оставляют сомнения – Церковь решительно противостоит этому пороку: «Епископ, или пресвитер, или диакон, игре и пьянству преданный, или да престанет, или да будет извержен» (Правило 42-е); «Иподиакон, или чтец, или певец, подобное творящий, или да престанет, или да будет отлучен. Так же и миряне» (Правило 43-е). Необходимо именно «престать» (перестать) предаваться этому болезненному пороку. О связи пьянства с другими пороками писал святитель Тихон Задонский: «От страсти бывает пьянство в том, кто сердце свое имеет страстями наполненное: всегда пьян есть, кто злобу на ближнего, кто сердце скверных похотей, сребролюбия и прочих наполненное всегда имеет. От сего пьянства истрезвится, кто, оставив страсть, покается». В Православии чревоугодие считается одним из семи смертных грехов.

Святитель Василий Великий писал, предупреждая об опасности греха чревоугодия: «Если будешь владеть чревом, то станешь обитать в Раю, а если не овладеешь им, то сделаешься добычей смерти». Чревоугодие не существует без сопутствующих грехов, таких как пьянство, жадность, леность, сластолюбие и блуд. И любой грех имеет свою «иерархию», зная которую, человек может успешнее вести борьбу с тем или иным пороком. Выстроим правильную стратегию борьбы с названными грехами. Что и чему мы можем противопоставить:

Чревоугодию – пост;

Пьянству – трезвение;

Жадности – благотворительность;

Лености – труд;

Сластолюбию – неприхотливость;

Блуду – бракосочетание либо обет безбрачия (монашество).

Святитель Иоанн Златоуст учит: «Чревоугодие делает ум тупым, душу – плотскою, оно ослепляет и не позволяет видеть». Действительно, многоядение не способствует умственной и духовной деятельности, но, расслабляя тело, делает его открытым для каких угодно страстей. Что и подтверждает Авва Фалассий, он пишет: «За чревоугодием следует блуд». Имеется ввиду не только плотской, но и блуд ума. Неслучайно, что кришнаиты и харизматики в формате «Альфа-курс», прежде чем начать обработку новичков, сначала обильно их кормят. Похоже, что когда работает желудок, разум отдыхает.

Оканчивая описание 4-го мытарства, блаженная Феодора поведала следующее: «Указали мне и на то, когда в воскресные дни случалось мне выпить прежде святой Литургии, и многое тому подобное указывали они мне из моих грехов по чревоугодию и радовались, уже считая меня в своей власти, и намеревались отвести меня на дно ада; я же, видя себя обличенной и не имея ничего сказать против них, трепетала. Но святые Ангелы, заимствовав из сокровищницы преподобного Василия добрые дела его, покрыли мои грехи и изъяли из власти тех лукавых духов. Видя это, они подняли крик: “Горе нам! Пропали наши труды! Исчезла наша надежда!” – и начали пускать по воздуху свертки, где были написаны мои грехи; я же была рада, и затем мы беспрепятственно пошли оттуда. Во время пути к следующему мытарству святые Ангелы вели между собою беседу. Они говорили: “Поистине великую помощь получает эта душа от угодника Божия Василия: если бы его молитвы не помогали ей, большую нужду пришлось бы ей испытать, проходя воздушные мытарства”».

Значение молитв Божией Матери в прохождении мытарств

В окончании 4-го мытарства мы находим слова Ангелов об угоднике Божием Василии Новом, они говорили, рассуждая между собою: «Поистине великую помощь получает эта душа от угодника Божия Василия: если бы его молитвы не помогали ей, большую нужду пришлось бы ей испытать, проходя воздушные мытарства». Здесь мы и рассмотрим вопрос о заступничестве святых в целом, и сугубо – о заступничестве Божией Матери, Которая в «Акафисте Пресвятой Богородице», в икосе 2-м, прославляется словами: «Радуйся, лествице Небесная, Еюже сниде Бог; радуйся, мосте, преводяй сущих от земли на Небо. Радуйся, Ангелов многословущее чудо; радуйся, бесов многоплачевное посрамление».

«Однажды, по своему обыкновению, преподобный Елеазар совершал в келлии краткую Иисусову молитву и полагал поклоны, а потом стал читать молитву к Пресвятой Богородице: “Пресвятая Госпожа Владычице, Богородице, спаси меня, грешного!” И вот внезапно является перед ним Пресвятая Богородица в сиянии небесной славы, имея три светлые звезды – одну на голове и две на плечах. Царица Небесная произнесла: “Елеазар, не переставай призывать Меня в своих молитвах, и Я буду помогать тебе до исхода твоей души”».

Здесь Божия Матерь называется способницей преодоления воздушных мытарств словами: «лествице Небесная, Еюже сниде Бог». Очевидно, что способствовавшая сошествию Бога на землю («Еюже сниде Бог») может и нам помочь взойти на Небеса. Она – «мосте, преводяй сущих от земли на Небо» – заботится о нас не только в этой земной жизни, но «et in hora mortis nostrae» («и в час смерти нашей»).

Мытарство 5-е

«Беседуя таким образом, мы дошли до мытарства, называемого мытарством лености, на котором человек дает ответ за все дни и часы, проведенные в праздности. Здесь же задерживаются и тунеядцы, питающиеся чужими трудами и не хотящие сами ничего делать, или берущие плату за невыполненную работу. Там же спрашивают отчет с тех, которые не заботятся о славе имени Божия и ленятся в праздничные и воскресные дни ходить к Божественной Литургии и другим службам Божиим. Здесь же испытываются небрежность и уныние, леность и нерадение о своей душе как мирских людей, так и духовных, и многие отсюда отводятся в пропасть. Много и меня испытывали здесь, и если бы не добродетели преподобного Василия, восполнившие недостаток моих добрых дел, то мне не освободиться бы от долга лукавым духам этого мытарства за грехи мои; но они покрыли все, и я была изъята оттуда».

Грехи этого мытарства:

 

Леность.

Жить от чужого труда (тунеядцы).

Брать плату за невыполненную работу.

Лениться ходить в храм.

Лениться читать слово Божие.

Отказ, небрежение о собственном спасении и спасении других людей.

Самый страшный бес – это бес, пожирающий наше время. Мы можем часами сидеть у телевизора и переключать с канала на канал. Можно сидеть в компьютере и скачивать фильмы, которые так и не посмотрим, или скачивать книги, которые не будем читать. Все это делает бес, пожирающий время. Самая опасная тварь – бес-хронофаг. Проходят секунды, минуты, часы и дни, месяцы и годы, но безделье, бездельные дни не покидают нас.

Леность – это и означает, что бес, пожирающий время, завладел нами. Ведь мы существуем во времени, и он хочет, чтобы его у нас не осталось для чтения Библии, посещения храма, покаяния, молитвы и спасения. Сказано: «Прошла жатва, кончилось лето, а мы не спасены» (Иер. 8, 20). Мы ищем для себя удобного времени, даже для спасения, не понимая, что «время уже коротко» (1Кор. 7, 29) и, возможно, его у нас не осталось. Нельзя откладывать время своего спасения на завтра или послезавтра, «ибо сказано: во время благоприятное Я услышал тебя и в день спасения помог тебе. Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения» (2Кор. 6, 2). То есть благоприятное время – это «теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения», ибо завтра может и не наступить. Сын Божий учит нас: «довольно для каждого дня своей заботы» (Мф. 6, 34). Подумай о себе сегодня и сейчас, не поленись. Может, сейчас для этого тебе надо прервать это чтение и обратиться с молитвой к Богу. «Итак, доколе есть время» (Гал. 6, 10), будем искать Его, а Бог недалеко от нас и готов в это время, «время долготерпения Божия» (Рим. 3, 26), выслушать и принять нас. А что такое: «время долготерпения Божия»? Это время, пока Он еще ждет нашего обращения, еще наше время не вышло. Ты спросишь: а ждет ли Он меня? Выслушай ответ на этот вопрос, это слова Самого Христа: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3, 20). И если сейчас и «теперь день спасения», то для чего, как не для «показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса» (Рим. 3, 26). Но бес-хронофаг (пожиратель времени) хочет лишить нас всего этого «в настоящее время». Значит, надо бежать от лености, ибо, отняв время сегодня, он отнимет его у нас и завтра, и послезавтра. Сказано нам: «со страхом проводите время странствования» (1Пет. 1, 17), «чтобы остальное во плоти время жить уже не по человеческим похотям, но по воле Божией» (1Пет. 4, 2). «Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали» (Рим. 13, 11). То есть, надо жить, «зная время», о чем и учит нас премудрый Екклесиаст: «время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий» (Еккл. 3, 5).

Леность не приходит одна, с ней приходит и стремление жить от чужого труда и брать плату за невыполненную работу. Это и означает «жить… по человеческим похотям, но» не «по воле Божией» (1Пет. 4, 2). Я называю таких людей «беленькие воротнички», многие их так называют. Это те, которые превратили свою леность, собственное желание не трудиться руками в целый ряд никому не нужных профессий: всякие банковские клерки, банкиры, живущие с процентов обманутых ими вкладчиков, всякие чиновники по поручениям, одним словом – «прокладки» между трудящимися массами и капиталом, посредники в распределении благ земных.

То, что наживается и создается потом и кровью трудящихся, «белые воротнички» превращают в денежную, бумажную массу и распределяют по своему усмотрению так, чтобы не работающим своими собственными руками доставалось почти все, а труженикам, которые создают реальное богатство общества, – почти ничего. И такой порядок вещей охраняется полицией, толпой юристов, депутатами и правительством и всеми этими премьерами и президентами, которые тасуются, как колода карт, в руках олигархов от бизнеса или бизнесменов от политики – теперь в странах «демократического развития» это трудно разобрать. То, что создавалось усилиями многих и многих поколений, приватизируется теми, кто контролирует печатание денег, которые, в свою очередь поедаемые искусственными инфляциями, возвращаются к тем же самым олигархам и плутократам.

Само слово плутократия означает форму государственного управления, при которой власть принадлежит богатому меньшинству. Такая форма власти (плутократия) означает, что по отношению к государству богатый класс, не имея формальных преимуществ, гарантированных законом страны, фактически пользуется преобладающим влиянием на выборы и вообще на ход государственной жизни с помощью механизма коррупции, с помощью полицейских мер – для устранения недовольных. Эти люди, живущие в лености, кормясь от чужого труда, хотя и представляют свою деятельность полезной для общества, но берут плату явно за невыполненную работу. К ним применимы слова из Писания – Послание Иакова 5-я глава, с 4-го по 5-й стих: «Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания». И еще: «Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни поселены на земле. В уши мои сказал Господь Саваоф: многочисленные домы эти будут пусты, большие и красивые – без жителей» (Ис. 5, 8–9). Несправедливо нажитый капитал принесет проклятие от Бога эксплуататорам и породит гнев народа, «справедливо на них движимый». Богатство в современном мире господства олигархов есть «плата, удержанная… у работников», то есть несправедливо оплаченный труд, «прибавочная стоимость». Такая форма обогащения – преступление и против отдельных людей, и целых народов, подвергшихся подобной дикой форме эксплуатации. Особенно преступной формой обогащения является приватизация отдельно взятыми личностями (семьями и кланами) ресурсов той или иной страны, которые по факту рождения в равной степени принадлежат людям, проживающим на данной территории. И все эти личности, ленивые и охочие до чужого, рискуют застрять на данном мытарстве. Причем об удержании платы говорится как о грехе, вопиющем к Богу: «плата, удержанная вами у работников… вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа» (Ис. 5, 8). В Библии, кроме указанного случая, только три греха вопиют к Богу. Это умышленное убийство: «И сказал [Господь]: что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли» (Быт. 4, 10); содомский грех: «И сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма» (Быт. 18, 20); угнетение бедных, вдов и сирот: «Ни вдовы, ни сироты не притесняйте; если же ты притеснишь их, то, когда они возопиют ко Мне, Я услышу вопль их» (Исх. 22, 22–23).

Именно в такой в компании в аду и окажутся не прошедшие пятое мытарство. Блаженный Августин писал о том, что настоящий ад начинается у богатых уже в этой жизни: «Ведь тебе говорит Закон, например: “Не произноси ложного свидетельства”. Если ты знаешь истинное свидетельство, имеешь свет разума. Если же, побежденный жаждой грязной прибыли, ты в душе решишь сказать ложное свидетельство, то без Христа тебя уже начнет швырять буря. Тебя будут бросать волны собственной жадности, ты будешь обуреваем своими желаниями и можешь утонуть, ибо рядом не будет Христа».

В Библии говорится о пределах обитания для разных народов (Деян. 17, 26) и содержатся строгие законы об использования земельных ресурсов инородцами, имеющими от Бога свои пределы обитания (Лев. 25, 23); запрещается в слове Божием и дикая, безответственная эксплуатация земель, следовательно, и ее ресурсов (Лев. 25, 11Лев. 25, 4–5Откр. 11, 18).

Коренной житель не будет выжимать из земли всё, он думает и о своих детях, и о потомках, которые будут проживать на родной земле и через 100, и через 200 лет. Святые Отцы не одобряли имение собственности заграницей, почитая интересы своих домочадцев и соплеменников, не покидающих Родину. Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Посмотри, как прост и неизыскан был образ жизни праведников, с каким удобством они совершали свои переселения, устрояли свою жизнь, как странники и пришельцы, и, то здесь, то там водружая свои палатки, как бы всю жизнь проводили в чужой стране (бережно обращаясь с собственным «пределом обитания». – О.С.). Не так делаем мы. Живя в чужой стране, будто в отечестве, мы воздвигаем великолепные домы, с портиками и галереями, приобретаем во владение поместья, строим роскошные бани и еще многое другое без числа. Посмотри же, как у праведника все имущество заключается в домочадцах…».

Экологическая проблема – это тоже проблема греха «белых воротничков», нераскаянного греха. В Книге Откровения сказано: «И рассвирепели язычники; и пришел гнев Твой и время судить… и погубить губивших землю» (Откр. 11, 18). То хищническое отношение к земле, которое бытует в современном обществе, не выдерживает библейской критики. Священное Писание научает нас именно бережному отношению к плодородному слою. Библия запрещает продажу любого надела земли в «вечное пользование»: «Землю не должно продавать навсегда, ибо Моя земля: вы пришельцы и поселенцы у Меня» (Лев. 25, 23). Землю можно продать только на время (не более пятидесяти лет) или отдать в залог, и если сам хозяин (коренной житель на данной территории) не может выкупить ее, то его родственники должны это сделать: «по всей земле владения вашего дозволяйте выкуп земли. Если брат твой обеднеет и продаст от владения своего, то придет близкий его родственник и выкупит проданное братом его; если же некому за него выкупить, но сам он будет иметь достаток и найдет, сколько нужно на выкуп, то пусть он расчислит годы продажи своей и возвратит остальное тому, кому он продал, и вступит опять во владение свое» (Лев. 25, 24–27). По наступлении юбилейного года земля безвозмездно возвращается ее природному обладателю: «если же не найдет рука его, сколько нужно возвратить ему, то проданное им останется в руках покупщика до юбилейного года, а в юбилейный год отойдет оно, и он опять вступит во владение свое» (Лев. 25, 28). Весь юбилейный год земля отдыхала: «Пятидесятый год да будет у вас юбилей: не сейте и не жните, что само вырастет на земле, и не снимайте ягод с необрезанных лоз ее» (Лев. 25, 11). Каждый седьмой год земля сохранялась под парами: «а в седьмой год да будет суббота покоя земли, суббота Господня: поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезывай; что само вырастет на жатве твоей, не сжинай, и гроздов с необрезанных лоз твоих не снимай; да будет это год покоя земли» (Лев. 25, 4–5).

Олигархи и плутократы любят заниматься «точечной благотворительностью» – выбирают конкретный детский дом, или школу, или семью и показывают на всю страну через ангажированное для их политических целей телевидение, какие они милосердные. Но ограбленному народу не нужно их «милосердие», обобранному, угнетенному народу нужна справедливость, а не милосердие. Сказано: «разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет» (Ис. 58, 6–8). То есть, богатый спасается обнищанием. Святитель Иоанн Златоуст увещевает таковых: «Не думай, чтобы то, что по человеколюбию Божьему велено тебе раздавать как бы свою собственность, было и действительно твое. Тебе Бог дал заимообразно для того, чтобы ты мог употреблять с пользой. Итак, не почитай своим, когда даешь Ему то, что Ему же принадлежит. Ты когда кому-нибудь даешь заимообразно денег с тем, чтобы он воспользовался ими для приобретения какой-либо выгоды, никогда не скажешь, чтобы эти деньги были его. Так и Бог дал тебе богатство с тем, чтобы ты им купил небо… Ты говоришь: я даю. И что же даешь? Ты не дал и столько, сколько та жена, которая подала только две лепты; не дал и половины того, даже и малейшей части в сравнении с ней; ты больше расточаешь на бесполезные вещи, на пиршества, на пьянство, на крайнее распутство».

Но и сами угнетенные обязаны защищать свое право и право своих детей на достойную человека жизнь. Сказано: «“Расторгнем узы их, и свергнем с себя оковы их”. Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им» (Пс. 2, 3–4); и еще: «научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис. 1, 17); и еще: «Напротив, горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение. Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете. Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! ибо так поступали с лжепророками отцы их» (Лк. 6, 24–26).

Ненавистники своей собственной страны могут обратить наше внимание на то, что в России при помазанниках Божиих, царях, существовали такие же, подобные порядки обладания собственностью и эксплуатации в собственных интересах русского народа, были свои олигархи и плутократы. Но в действительности это не так! Подобная форма управления возникла только в начале XVIII века – как следствие масонских порядков управления русским народом (крепостное право) и русской землей (отчуждение земель в пользу отдельных лиц и иностранных олигархов). Уже в XIX веке в 1861 году крепостное право было отменено указом императора Александра II Освободителя, а Столыпинские реформы в начале XX века начали решение земельного вопроса в пользу русского народа.

В правление государя Иоанна IV Грозного земельные вотчины, области, города и села имели только служивые люди. Пока они были на службе, они могли распоряжаться этими вотчинами, наподобие современных губернаторов, мэров и сельских старост. Но по наследству вотчина могла быть передана только в случае обнаружения необходимых для управления качеств у потомков. Причем вотчина брала князя или боярина «на кормление», и если он не справлялся со своими обязанностями, его изгоняли государевым указом. Все считались «холопьями» государевыми, и никто ничего не мог считать своей абсолютной собственностью, кроме царя, который надзирал за всеми и сам был подотчетен Богу.

Преподобный Исайя Отшельник учил: «Леностью питается своеволие, рождается гордость и презрение своей обязанности». Тунеядец ищет легких путей в жизни, поэтому готов пойти на любое плутовство. Став богатым, он презирает всех бедных как неудачников и лентяев – так ему легче заглушить свою совесть. От сего презрения в нем и рождается гордость. Он считает себя никому не должным, но во всех хочет видеть обязанных ему. Слова «презрение своей обязанности» указывают на то, что он не считает, что Бог ему что-либо послал, чтобы он позаботился о других. Если таковой и делает что для других, то это его «милосердие» есть попытка подачками заставить к нему относиться лучше, чем он есть на самом деле.

Преподобный Исайя Отшельник учил также: «Не люби лености, чтобы не пожалеть, когда достигнешь воскресения праведных». Леность в данном мытарстве объединена с неоплаченным трудом и жизнью за счет других. Таковой в День Суда узнает, что его богатство не принесло ему спасения, «ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лк. 18, 25). Воскресшие праведники поведают ему «слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: “блаженнее давать, нежели принимать”» (Деян. 20, 35).

Преподобный Нил Синайский говаривал: «Матерью пороков признавай леность, потому что блага, какие имеешь, расхищает, а каких не имеешь, не допускает приобрести». – Эти слова правильнее отнести к тем, которые сами стали виновниками своей нищеты. Сказано: «Немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь: и придет, как прохожий, бедность твоя, и нужда твоя, как разбойник. [Если же будешь не ленив, то, как источник, придет жатва твоя; скудость же далеко убежит от тебя.]» (Притч. 6, 10–11).

«Однажды, – рассказывал инок Афанасий, – мне пришла мысль: что ожидает в будущей жизни трудящихся здесь ради своего спасения? С этой мыслью я почувствовал себя как бы в восторге, и некто пришел ко мне и, сказав: “Ступай за мной”, – привел меня в какое-то чудное, исполненное света место и поставил при столь чудных дверях, что красоту их передать невозможно. И слышал я, что множество людей за дверьми непрестанно славят Бога. Подлинно, братие, чудная, неизглаголанная жизнь в Царствии Небесном! Праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их (Мф. 13, 43); там для них мир и радость во Святом Духе (Рим. 14, 17); там служат они Господу и зрят лицо Его. И ночи нет там, и не имеют там нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь освещает их (Откр. 22, 3–5). Там, наконец, такие блага и такие радости, о которых мы и помыслить не можем (1Кор. 2, 9). Когда мы стали стучать в двери, с целью войти в них, изнутри некто спросил нас: “Чего вы хотите?” Путеводитель отвечал: “Мы хотим пройти через двери”. Голос же внутри сказал: “Никто, пребывающий в лености, не входит сюда, но если хотите войти, ступайте назад и подвизайтесь, нисколько не помышляя о благах суетного мира”».

Мытарство 6-е

«Следующее мытарство кражи. В нем мы ненадолго были задержаны, и немного добрых дел потребовалось на покрытие моих грехов, потому что я не совершала кражи, кроме одной, весьма малой, в детстве по неразумению».

Здесь могут смутить слова: «немного добрых дел потребовалось на покрытие моих грехов». Грехи не покрываются добрыми делами, но исправляются ими, называясь «плодами покаяния».

Хотя блаженная Феодора «ненадолго» была задержана на этом мытарстве, мы остановим свое внимание на нем, ибо одна из заповедей Декалога (Десятисловия) касается этой проблемы. Сказано: «Не кради» (Исх. 20, 15). Важность каждой из десяти заповедей Пятикнижия заключатся в том, что есть только 10 грехов, все остальное – их разновидности. Поэтому мы, встречая на мытарствах эти заповеди, будем относиться к ним с повышенным вниманием.

Господь Иисус Христос тоже выделял 10 заповедей. Сказано: «И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Он же сказал ему… Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради…» (Мф. 19, 16–19). Другой раз подошел к Нему законник и спросил, «искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь?» (Лк. 10, 25–26). Тогда главным чтением было именно Пятикнижие (Тора), где и содержатся 10 заповедей и раскрытие их в разных уставах и постановлениях. Сказано: «Ибо закон Моисеев от древних родов по всем городам имеет проповедующих его и читается в синагогах каждую субботу» (Деян. 15, 21).

Закон о ворах и воровстве всегда учитывал обстоятельство совершенного преступления. Сказано: «Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его, так что он умрет, то кровь не вменится ему; но если взошло над ним солнце, то вменится ему кровь. Укравший должен заплатить; а если нечем, то пусть продадут его для уплаты за украденное им» (Исх. 22, 2–3). – То есть, если преступление совершается в период социальной «ночи», когда инфляция и дефолт – реальность нашей жизни, возникает дефицит продуктов и вещей, и именно в это время застают вора за его преступлением, то его могут предать смертной казни, и «кровь не вменится» обществу, ибо он обворовывал бедных людей. Сейчас мировой экономический кризис, и в этой социальной «ночи» не может быть никаких послаблений для совершивших социально значимое преступление.

Но если подобное преступление совершается при общем благоденствии, когда царит социальное «утро», «если взошло над ним солнце, то вменится ему (то есть вынесшему смертный приговор. – О.С.) кровь». Это связано с тем, что общество богатое и обеспеченное, не заботясь о малоимущих, становится как бы соучастником их преступлений и совершает «социальный грех», доводя отдельно взятых членов общества до необходимости воровать, например для того, чтобы сохранить собственную семью, спасти ее от голодной смерти. В Библии грех отдельного человека имеет духовные и социальные последствия для всей общины (Ос. 6, 101Кор. 5, 1–2). Проклятие и наказание за преступление одного может обрушиться на всех членов общины.

С другой стороны, преступление, совершаемое ночью, подразумевает разбой, ведь делающий подкоп ночью предполагает, что семья дома, и готов на всё…

Святитель Иоанн Златоуст, почитавший разбой хуже воровства, учил: «Пойманный вор возвращает вчетверо больше похищенного им, но разбойник хуже вора. Если вор должен возвращать вчетверо больше украденного им, то разбойник – вдесятеро или еще больше. Хорошо, если таким образом он сможет получить прощение своего греха, плода же милостыни он и тогда не получит. Потому-то Закхей и сказал: “если кого чем обидел, воздам вчетверо и половину имения моего я отдам нищим” (Лк. 19, 8). Если же во время Закона следовало возвращать вчетверо, то тем более в Царстве Благодати. Если вор обязан это сделать, то тем более разбойник, ведь, кроме убытка, здесь еще и большая дерзость»95.

Самая страшная форма терроризма – это государственный терроризм, а самая страшная форма разбоя – это плутократия. Православный русский философ В.С. Соловьев писал об этом явлении еще в 80-х годах XIX века:

«Таково настоящее положение дела. Революция (имеется в виду буржуазная революция. – О.С.), утвердившая в принципе демократию, на самом деле произвела пока только плутократию. Народ управляет собою только de jure, de facto же верховная власть принадлежит ничтожной его части – богатой буржуазии, капиталистам (в нашей стране это бывшие представители партийной номенклатуры, криминала и силовых ведомств. – О.С.). Так как плутократия по природе своей вообще доступна для всякого, то она и является царством свободного соревнования, или конкуренции. Но эта свобода и равноправность являются для большинства только как отвлеченная возможность. Существование наследственной собственности (в наших условиях – криминальных «общаков» и «золота партии». – О.С.) и ее сосредоточение в немногих руках делает из буржуазии отдельный привилегированный класс (так называемых «новых русских». – О.С.), а огромное большинство рабочего народа, лишенное всякой собственности, при всей своей отвлеченной свободе и равноправности в действительности превращается в порабощенный класс пролетариев, в котором равенство есть равенство нищеты, а свобода очень часто является как свобода умереть с голоду. Но существование постоянного пролетариата, составляющее характеристическую черту современной западной цивилизации, именно в ней-то и лишено всякого оправдания. Ибо если старый порядок опирался на известные абсолютные принципы (религиозные и монархические. – О.С.), то современная плутократия может ссылаться в свою пользу только на силу факта, на исторические условия (например, на всемирный экономический кризис – очень удобное изобретение! – О.С.)Но эти условия меняются; на исторических условиях было основано и древнее рабство, что не помешало ему исчезнуть. Если же говорить о справедливости, то не справедливо ли, чтобы богатство принадлежало тому, кто его производит, то есть рабочим? Разумеется, капитал, то есть результат предшествовавшего труда, столь же необходим для произведения богатства, как и настоящий труд, но никем и никогда не была доказана необходимость их исключительного разделения, то есть что одни лица должны быть только капиталистами, а другие только рабочими» (Соловьев В.С. Собрание сочинений. Том III. – СПб.: Изд-во товарищества «Общественная польза». С. 5.)..

По мнению Златоуста, «если же во время Закона следовало возвращать вчетверо, то тем более в Царстве Благодати», благодать не прекращает активных действий против беззаконных, но, напротив, усиливает их. Сказано: «Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: “рака”, подлежит синедриону; а кто скажет: “безумный”, подлежит геенне огненной… Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5, 21–22; 27–28). Закон усиливается за счет того, что Христос вскрывает духовный, не лежащий на поверхности смысл исполнения любой заповеди. Например – человек внешне мог выглядеть вполне пристойным и благочестивым, но внутренне являлся разложившимся грешником. Так апостол Павел, бывший иудей Савл, свидетельствует: «однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть. Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками…» (Гал. 2, 16–17). Как Павел, «по правде законной – непорочный» (Флп. 3, 6), говорит: «ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками». Он (Павел) исполнял внешнюю сторону Закона, не обращая внимания на внутреннюю сторону, открытую для него только во Христе. Ведь в христианстве даже бездействие в добре – грех. Сказано: «Итак, кто разумеет делать добро и не делает, тому грех» (Иак. 4, 17).

Святитель Григорий Великий писал: «Некоторые думают, что заповеди Ветхого Завета суровее, чем заповеди Нового, но на самом деле они заблуждаются в таком недальновидном суждении. Ибо в том карается не скупость, но хищение. Там вещь, неправедно изъятая, возмещается вчетверо. А здесь богач порицается не за то, что украл чужое, но за то, что не отдал своего. И не говорится, что он кого-то притеснял силой, но что превозносился из-за вещей приобретенных».

Слова: «Там (то есть в ветхозаветные времена – О.С.) вещь, неправедно изъятая, возмещается вчетверо. А здесь (то есть в новозаветные времена – О.С.) богач порицается не за то, что украл чужое, но за то, что не отдал своего». Еще В.С. Соловьев писал о буржуазном социализме: «По этому поводу кто-то произнес известную остроту, что между христианством и социализмом в этом отношении только та маленькая разница, что христианство требует отдать свое, а социализм требует отдать чужое» (Соловьев В.С. Собрание сочинений. Том III. С. 6.).

Святитель Василий Великий писал: «Всякое бездействие гораздо легче какого бы то ни было дела. Например, “не убивай, не прелюбодействуй, не кради” (Исх. 20, 13–15): каждая из сих заповедей требует только бездействия и неподвижности. “Люби ближнего твоего, как самого себя” (Мф. 19, 19); “продай имение твое и раздай” нищим (Мф. 19, 21); “кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два” (Мф. 5, 41), – вот уже действия, приличные подвижникам, и для совершения их нужна уже душа мужественная. Посему подивись мудрости Того, Кто через более легкое и удобоприступное ведет нас к совершенству».

Слова: «каждая из сих заповедей требует только бездействия и неподвижности» могут быть отнесены только к талмудическому восприятию Закона Божия, сам Ветхий Завет все же не знает такой нравственно-этической заторможенности. Святитель Василий Великий в данной цитате выступает именно против постветхозаветного иудаизма, когда действительно бездействие было возведено в ранг добродетели. Классическим примером может быть интерпретация Христом известного высказывания Гиллеля – великого законоучителя эпохи царя Ирода, основателя фарисейской школы, называвшейся по его имени «Бейт Гиллель». Однажды к раву Гиллелю пришел язычник и задал вопрос:

– Можете ли вы сформулировать смысл всей Торы, пока я буду стоять на одной ноге?

Гиллель ответил:

– Не делай другим того, чего себе не желаешь.

Сын Божий в беседе с фарисеями дает следующую интерпретацию данных слов: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки» (Мф. 7, 12). Он указывает на деятельную сторону Ветхого Завета словами: «ибо в этом закон и пророки».

И фарисейскому – «НЕ ДЕЛАЙ» противостоит Евангельское – «ПОСТУПАЙТЕ», то есть «ДЕЛАЙ».

Святитель Василий Великий восклицает: «вот уже действия, приличные подвижникам, и для совершения их нужна уже душа мужественная». То есть наша борьба с грехом должна идти не от пассивной, но от деятельной и активной нравственно-религиозной позиции и не превращаться в некое частное дело».

Но, увы! Уже во второй половине XIX века В.С. Соловьев вынужден был признать: «Совершенно несомненно, что такое всеобъемлющее, центральное значение должно принадлежать религиозному началу, если вообще признавать его, и столь же несомненно, что в действительности для современного цивилизованного человечества, даже для тех в среде его, кто признает религиозное начало, религия не имеет этого всеобъемлющего и центрального значения. Вместо того чтобы быть всем во всем, она прячется в очень маленький и очень далекий уголок нашего внутреннего мира, является одним из множества различных интересов, разделяющих наше внимание. Современная религия есть вещь очень жалкая – собственно говоря, религии как господствующего начала, как центра духовного тяготения нет совсем, а есть вместо этого так называемая религиозность как личное настроение, личный вкус: одни имеют этот вкус, другие нет, как одни любят музыку, другие – нет» (Соловьев В.С. Собрание сочинений. Том III. С. 1–2.).

В то время, когда религиозное сознание русского верующего человека плавало в тонкой социальной разновидности монофизитства, враги России действовали и действовали, и только наше пассивное благодушие обрекло страну на падение самодержавия, гражданскую войну с последующим геноцидом русского верующего народа. Если в мире физических тел действие порождает противодействие, точно так же и в мире духовном необходимо противодействие бесовскому действию. «Боязливых же… участь в озере, горящем огнем и серою» (Откр. 21, 8).

И мы переходим к следующему мытарству.

Мытарство 7-е

«После мытарства кражи мы пришли к мытарству сребролюбия и скупости. Но и это мытарство миновали мы благополучно, потому что я, по благодати Божией, не заботилась во время моей земной жизни о приобретении имения и не была сребролюбива, но довольна тем, что посылал мне Господь, не была и скупа, а что имела, то усердно подавала нуждающимся».

Это 7-е мытарство – «сребролюбия и скупости» означает и стремление «во время… земной жизни о приобретении имения» – то, что называется обжиться и пустить корни. На иврите это слово – «ваишев». Бог всегда ревностно относился к подобным попыткам со стороны своих избранников.

«Иаков жил в земле странствования отца своего [Исаака], в земле Ханаанской» (Быт. 37, 1). Вот в этом стихе мы видим противоречие: Иаков не живет так, как жил его отец Исаак, – вот первая мысль, которая бросается в глаза.

Если Исаак странствует, то Иаков, его сын, обживается. И слово, которое здесь стоит: «ваишев», означает, что он обосновался на этом месте, обжил это место. И другое слово, «лашевет», означает вести оседлый образ жизни. Временное проживание – это слово «лагур», от слова «гер» («пришелец»). И, конечно, Богу такое обживание неугодно. Если верующий человек обживается в этом материальном мире, если во временном мире он находит для себя радость и удовольствие, то Господь обязательно сдвинет такой «светильник благополучия». В данном тексте (Быт. 37, 1) слово, переведенное у нас как «странствование», на иврите произносится как «мэгурай» и тоже происходит от слова «гер», то есть пришелец или странник.

Во-первых, это несправедливо: праведные в той жизни должны получать награду, а они еще и тут хотят неплохо пожить. Понятно, когда Господь посылает грешникам какие-то блага, потому что в будущем их ожидают мучения. А здесь Иаков как бы хочет и на земле пожить неплохо, тем более, все условия есть: большая хорошая семья, крепкая семья, и, в то же время, продолжить традицию своего отца, который не вел оседлый образ жизни, он странствовал.

Но как совместить несовместимое? Сказано: «Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр. 2, 5).

И далее Книга Бытия рассказывает о том, какие неприятности переживет семья Иакова: предательство сыновей, продавших любимого сына Иакова – Иосифа в рабство. Тогда Иаков переживет полное разочарование в жизни и воскликнет: «с печалью сойду к сыну моему в преисподнюю. Так оплакивал его отец его» (Быт. 37, 35). И только после того, когда пройдет много лет, уже в Египте, он, выучивший этот урок Бога, скажет перед лицом фараона: «дней странствования моего сто тридцать лет; малы и несчастны дни жизни моей и не достигли до лет жизни отцов моих во днях странствования их» (Быт. 47, 9). – Здесь, в этом стихе, уже дважды повторяется слово «странствование» – «мэгурай». Он не хочет уже отличаться от своих отцов, патриарха Исаака и патриарха Авраама, о которых апостол Павел писал: «Все сии умерли в вере, не получив обетований, а только издали видели оные, и радовались, и говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле» (Евр. 11, 13). Царь Давид незадолго до смерти молился Богу такими словами: «потому что странники мы пред Тобою и пришельцы, как и все отцы наши, как тень дни наши на земле, и нет ничего прочного. Господи Боже наш! все это множество, которое приготовили мы для построения дома Тебе, святому имени Твоему, от руки Твоей оно, и все Твое. Знаю, Боже мой, что Ты испытуешь сердце и любишь чистосердечие; я от чистого сердца моего пожертвовал все сие, и ныне вижу, что и народ Твой, здесь находящийся, с радостью жертвует Тебе. Господи, Боже Авраама, Исаака и Израиля, отцов наших! сохрани сие навек, сие расположение мыслей сердца народа Твоего, и направь сердце их к Тебе» (1Пар. 29, 15–18). Словами: «сохрани сие навек, сие расположение мыслей сердца народа Твоего» он, Давид, просил Бога сохранить в народе Божием непривязанность к этой земной жизни и чтобы они проявляли дух жертвенности в служении Господу Богу. Хотя этот период – воцарения Давидом Соломона – был самым удачным с земной точки зрения, апогей царства иудеев. Но здесь и важно было дать им правильное «расположение мыслей сердца», чтобы они осознавали в душе своей, что «странники мы пред Тобою и пришельцы, как и все отцы наши, как тень дни наши на земле, и нет ничего прочного».

О самой земной жизни сказано в Писании: «вы, которые не знаете, что случится завтра: ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий» (Иак. 4, 14); и еще: «Дней лет наших – семьдесят лет, а при большей крепости – восемьдесят лет; и самая лучшая пора их – труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим» (Пс. 89, 10).

В православном богословии Церковь понимается как два стада. Первое стадо – это Церковь земная, состоящая из ее членов, живущих на Земле. Она называется странствующей или воинствующейСтранствующей называется потому, что взыскует Отечества Небесного. Сказано: «ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего» (Евр. 13, 14); Воинствующей называется потому, что не принимает образ жизни мира (Рим. 12, 2), и мир не приемлет ее (1Кор. 1, 21). Сказано: «потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против миропровителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 12).

Коллаборационизм между миром и Церковью называется духовным прелюбодеянием, не «блудом», а именно «прелюбодеянием» (расторжением брака с Небесным Женихом). Сказано: «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4, 4). О втором стаде – Церкви Небесной протоиерей Николай Малиновский писал в своем «Очерке православного догматического богословия»: «Церковь Небесная есть торжествующая, ибо она уже достигла Отечества и, пребывая на Небе, свободна от брани со врагами и от всяких опасностей; она торжествует, участвуя в славе и блаженстве Христа, победителя смерти и ада, и в общении с сонмами Ангелов… Церковь Торжествующая есть плод Церкви Странствующей на земле, духовно рождающей и совершенствующей чад своих средствами, от Бога ей дарованными, и потом, для получения венцов, препровождающей их на Небо, во град Бога живаго, или Иерусалим Небесный. Но в свою очередь и Церковь Небесная вспомоществует Церкви Земной и ее членам в достижении спасения своим молитвенным предстательством за Церковь Земную пред престолом Божиим и другими способами».

Словами: «в свою очередь и Церковь Небесная вспомоществует Церкви Земной и ее членам в достижении спасения» протоиерей Николай Малиновский высказывает мысль, что брань «против духов злобы поднебесной» (Еф. 6, 12) осуществляется как с Небес – Церковью Небесной, так и с Земли – Церковью Земной. И в этом смысле любой перебежчик, предатель и богословский коллаборационист, живя на земле, уже вступил в бесовские полки врагов рода человеческого. А мы помним завет апостола Павла: «и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12, 2). Не сообразоваться с веком сим означает не принимать сторону восставшего против Творца человечества, не разделять их образ жизни, не признавать их ценности и приоритеты, не принимать их стратегии действия – это и означает «и не сообразуйтесь с веком сим».

Теперь мы рассмотрим одну из стратегий теологов-коллаборационистов по рассматриваемому нами вопросу, в рамках 7-го мытарства.

В XX веке появилась в христианском мире «теология процветания», «теология обогащения». «Богословие процветания – учение, согласно которому подлинная религиозная вера ведет человека к материальному процветанию. Таким образом, эта доктрина утверждает, что материальное процветание, особенно финансовое процветание и успех в деловой и личной жизни, является внешним свидетельством благословения Бога. Это благословение может быть предопределено, или предоставлено в ответ на эффективную молитву, заслугу или подвиг веры». Учитывая спекулятивный и криминальный характер происхождения капитала у некоторых отдельных лиц и целых корпораций, можно только задаваться вопросом: в ответ на какую «эффективную молитву, заслугу или подвиг веры» они получили это «благословение»? «Евангелие процветания» чаще всего проповедуется в харизматических и пятидесятнических сектах, таких как «Слово веры». Эта «теология» имеет широкое распространение, а в некоторых странах практикуется среди харизматиков даже более часто, чем «говорение на языках». Один из лидеров «теологии процветания» Моррис Серулло проповедует прямо с кафедры: «Отдайте ваши бумажники Мне, говорит Бог, и позвольте Мне быть Богом ваших бумажников… будьте послушны Моему гласу».

Сторонники «теологии процветания», возникнув в неопятидесятничестве, появились и в Римо-католической Церкви, в протестантских и неопротестантских общинах. Есть отдельные проповедники «евангелия процветания» и в России, в том числе и среди «православных». Они настаивают на том, что служители Церкви должны быть богатыми, ездить на дорогих машинах и заниматься бизнесом, не связанным с чисто религиозной деятельностью. Пользуясь льготами, полученными от государства в России в начале 90-х, отдельные «коммерсанты от религии» за спиною паствы делали капитал, в том числе на криминальной основе, вкладывая деньги верующих в более чем сомнительные с нравственной точки зрения предприятия. В настоящее время некоторые пасторы имеют собственные бензоколонки, гостиницы, вклады в банках под проценты, акции и т.д. Они забыли, или никогда не знали, что священнослужитель должен кормиться от благовествования. Сказано: «Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования» (1Кор. 9, 14). А кто стремится к обогащению, пусть знает, что для пастыря Церкви Христовой можно обогатиться только «Его нищетою». Сказано: «Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (2Кор. 8, 9); и еще: «А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу» (1Тим. 6, 9).

Один хорошо мне знакомый священник, отец Д., рассказывал, что с группой курсантов военных училищ, которых он окормляет, он посетил форум в центре Москвы, где собралось огромное количество молодежи. Далее его словами:

«Нас поразило то, что рядом с пастырями сидели в президиуме всякие так называемые “новые русские”, была одна спортсменка, которая известна своими фотосессиями в журналах “для мужчин” (кстати, она тоже выступала). Нас убеждали из президиума, что христиане должны активнее заниматься бизнесом и это не грех. Ставили в пример неких молодых людей, которые, начав со сбора, для продажи, макулатуры, теперь зарабатывают солидные для их возраста деньги. Никто не говорил о ценности труда, само это слово – “труд” почти не упоминалось. Звучали слова: “бизнес”, “маркетинг”, “менеджер”, “проценты”, “дивиденды”, и не было слова о рабочих на заводах, о крестьянах, ремесленниках – то есть тех, которые зарабатывают своими руками и создают реальные ценности общества. Мои ребята устали слушать обо всех этих перекупщиках, ростовщиках и спекулянтах и еле досидели до конца этого форума “по воспитанию христианской молодежи”. После курсанты окружили меня, мне стыдно было смотреть им в глаза, и один из них спросил:

– Так мы не можем быть христианами, ведь мы люди служивые? А тут говорили, что если не можешь делать деньги, то ты плохой христианин.

Я не знал, что им ответить. И мне стало стыдно: зачем я их сюда притащил».

В Первом Послании к Фессалоникийцам апостол Павел пишет: «Умоляем же вас, братия, более преуспевать и усердно стараться о том, чтобы жить тихо, делать свое [дело] и работать своими собственными руками, как мы заповедывали вам; чтобы вы поступали благоприлично перед внешними и ни в чем не нуждались» (1Фес. 4, 10–12).

Священное Писание видит в сребролюбии начало многих других пороков: «ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1Тим. 6, 10). Так как любой грех суицидален, то от одного преступления против Божией заповеди рождаются и другие, они как метастазы расходятся по душе. А так как вирусы греха обладают возможностью мутировать, то за одной греховной болезнью приходит и другая: «Блуд, вино и напитки…» (Ос. 4, 11); «…он обобрал… и произвел грабеж…» (Иез. 29, 19). Богатство, как терние, без остатка пожирает пшеницу (христианское начало в человеке), мешает духовному росту. Сказано: «а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода» (Лк. 8, 14). Поистине, как сказал Сын Божий: «как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!» (Лк. 18, 24). То есть словами: «трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие» Христос сказал о возможности для богатого спастись. Но как? Богатый с трудом, но может войти в Царствие Божие, если не проявит скупость и спасется обнищанием. Вот почему на этом мытарстве сребролюбие и скупость поставлены рядом.

Святитель Иоанн Златоуст учил: «Сребролюбец есть страж своего имения, а не владелец, раб, а не господин. Для него легче отдать часть своего тела, нежели уделить сколько-нибудь из законного золота». Богатые считают себя свободными и независимыми людьми, но они ошибаются: скупой сребролюбец «есть страж своего имения, а не владелец, раб, а не господин». Сказано: «Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности?» (Рим. 6, 16).

И мы переходим вместе с блаженной Феодорой к следующему, 8-му мытарству.

Мытарство 8-е

«Восходя выше, мы достигли мытарства, называемого мытарством лихоимства, где испытываются отдающие в рост свои деньги и через то получающие неправедные приобретения. Здесь же отдают отчет те, кто присваивает себе чужое. Лукавые духи этого мытарства тщательно обыскали меня и, не найдя за мной никакого греха, заскрежетали зубами; мы же, возблагодарив Бога, пошли выше».

Восьмое мытарство – лихоимство, или проценты: давать денег в рост под проценты, нечестные и непорядочные отношения в денежных вопросах. Сюда попадают все банковские работники и все те христиане, которые свои деньги держат под проценты в банках.

Взять, например, систему кредитов. Когда вы идете в банк, вам дают кредит, вы получаете бумагу, что все обеспечено, что есть якобы какие-то денежные отношения между банком и магазином, магазином и банком. А на самом деле эта денежная масса не всегда обеспечивается тем, что мы хотим от нее иметь, рано или поздно возникает инфляция, потому что этот бумажный вакуум нельзя наполнить, обеспечить никаким конкретным содержанием. Сейчас даже деньги пенсионных фондов «прокручивают» в разных денежных операциях, махинациях, без ведома и самих будущих или настоящих пенсионеров. И люди, вольно или нет, могут принимать участие в нечистом криминальном обороте денег под проценты. Но главная проблема – возникает класс людей, которые, ничего не производя, не создавая никаких ценностей, рискуют капиталом общества, подвергая его опасности инфляции или мирового экономического кризиса, который разразился в настоящее время.

Писание категорично по данному вопросу. Сказано: «Если дашь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй его и не налагай на него роста (то есть процентов. – О.С.)» (Исх. 22, 25); и еще: «не бери от него (то есть брата по вере. – О.С.) роста и прибыли и бойся Бога твоего; [Я Господь,] чтоб жил брат твой с тобою» (Лев. 25, 36).

Разрешается давать в долг под проценты иноземцу. Сказано: «иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле» (Втор. 23, 20). Похоже, что у нас в банковской системе все – иноземцы и инородцы, что они так бессовестно обкладывают нас дикими процентами. Вся банковская система в Европе и создавалась не европейцами, а иудеями, которым Закон Божий не запрещает давать деньги чужим под проценты. Но эти законы распространяются и на нас, мы можем дать «чужому» под проценты деньги, но не своему брату по вере. Так работает вся огромная система мусульманских и иудейских банков, деньги даются своим без процентов, а банк, давший деньги, имеет долевое участие в вашем вложении, куда вы вложите полученные деньги. Следовательно, такой банк всегда заинтересован в вашем успехе. И напротив, банк, давший под проценты, прямо заинтересован в вашем разорении или просрочке выплат. В действительности современная банковская система, не основанная на религиозных принципах, – это узаконенное мошенничество. Особенно осуждается в Законе Божием спекуляция на продуктах питания в тяжелые, неурожайные времена, когда обычно и повышают цены на продукты питания. Сказано: «…не отдавай ему (то есть брату по вере. – О.С.в рост и хлеба твоего не отдавай ему для получения прибыли» (Лев. 25, 37). «Хлеб» в Писании – это обобщающее слово, предполагающее все виды пищи первой необходимости.

Климент Александрийский, христианский богослов II–III века, писал: «Закон запрещает брату давать деньги под проценты брату, братом называя не только родившегося от одних и тех же родителей, но и принадлежащего к одному и тому же роду, имеющего одни и те же традиции, причастника Одного и Того же Слова. Закон не считает правильным брать проценты сверх, но давать щедрой рукой и с благими мыслями нуждающимся. Ибо Бог является Творцом этого доброго намерения. Щедрый же человек уже получает значительные проценты, особо ценимые людьми: хорошее отношение, почтительность, уважение, доброе имя и славу».

Правило святых Апостолов 44-е постановляет: «Епископ, или пресвитер, или диакон, лихвы требующий от должников, или да престанет, или да будет извержен».

Правило Первого Вселенского Собора 17-е постановляет: «Понеже (поскольку. – О.С.) многие, причисленные к клиру, любостяжанию и лихоимству (ростовщичеству. – О.С.последуя, забыли Божественное Писание, глаголющее: сребра своего не даде в лихву, и, давая в долг, требует сотых, судил святой и великий Собор, чтобы, если кто, после сего определения, обрящется взимающим рост с данного взаем или иной оборот дающим сему делу, или половинного роста требующим, или нечто иное вымышляющим ради постыдной корысти, таковой был извержен из клира и чужд духовного сословия».

Святитель Иоанн Златоуст учил: «Лихоимец отдаляется от Бога подобно тому, как идолослужитель». Златоуст сравнивает лихоимца с идолослужителем, так как в те времена языческие капища были и местами торга, ростовщичества и даже «храмовой проституции» – за деньги, в пользу языческих капищ. Последнее считалось приличным деянием и для женатых мужчин, и для замужних женщин. Существовала у язычников и сексуальная «симония» – получение почетных религиозных должностей за сексуальные услуги, оказанные жрецам, в данном случае подобное не считалось прелюбодеянием или блудом, но «даром богу», то есть идолу. Христиане и иудеи любой грех считали идолопоклонством, если он (грех) использовался в ритуальных целях язычниками.

И мы переходим с блаженной Феодорой к следующему мытарству.

Мытарство 9-е

«Мы достигли мытарства, называемого мытарством неправды, где истязуются все неправедные судьи, которые свой суд ведут за деньги, оправдывают виновных, осуждают невинных; здесь истязаются те, кто не отдает должной платы наемникам или при торговле употребляет неправильную меру и тому подобное. Но мы, по благодати Божией, беспрепятственно миновали это мытарство, покрыв лишь немногими добрыми делами мои грехи этого рода».

Хотя в Законе Божием сказано: «Судей не злословь и начальника в народе твоем не поноси» (Исх. 22, 28), но существовал очень высокий спрос и с самих судей, возможные их преступления оговариваются в Библии. Сказано: «Не суди превратно тяжбы бедного твоего» (Исх. 23, 6) – имеется в виду в пользу богатого – «и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего» (Лев. 19, 15). Но и сами богатые имели право на беспристрастное рассмотрение их дела. Сказано: «Не делайте неправды на суде; не будь лицеприятен к нищему…» (Лев. 19, 15). Лицеприятие к нищему – это милосердие, но если нищий неправ, а прав богатый, судья не должен проявить свое субъективное предпочтение. Сказано: «и бедному не потворствуй в тяжбе его» (Исх. 23, 3). Блаженный Иероним Стридонский писал: «Не будь лицеприятен к нищему на суде” – чтобы под предлогом милосердия не приняли мы несправедливого решения. Каждого из нас нужно судить, принимая во внимание значение не людей, но дел. Ни богатому не препятствует богатство, если он распоряжается им, как следует, ни бедного бедность не делает более достойным похвалы, если среди нечистот и нужды он не остерегается греха». Положено одинаково справедливо судить и пришельца, и туземца. Сказано: «Один суд должен быть у вас, как для пришельца, так и для туземца; ибо Я Господь, Бог ваш» (Лев. 24, 22). Дополнение: «ибо Я Господь, Бог ваш» – представляется излишним, но смысл его такой: и пришельца, и туземца создал Господь Бог, значит, и тот, и другой имеют право на справедливость. Взятки, подарки и что-либо подобное запрещено судье. Сказано: «Во всех жилищах твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе, поставь себе судей и надзирателей по коленам твоим, чтоб они судили народ судом праведным; не извращай закона, не смотри на лица и не бери даров, ибо дары ослепляют глаза мудрых и превращают дело правых» (Втор. 16, 18–19).

Святитель Цезарий Арльский, латинский автор VI века, писал: «Те, кто внемлет причинам, правильно судят и не принимают даров против невинного, ибо дары ослепляют сердца мудрых и извращают слова праведных. Как бы им, пока будут обретать имущество, случайно не погубить свою душу. Ибо не наживает неправедную прибыль без праведного воздаяния: прибыль – в сундуке, воздаяние в совести».

В новозаветном понимании: «Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом» (Иак. 2, 13). – И в наших российских судах не должно быть изображение слепой языческой Фемиды, но икона святой Анастасии Узорешительницы или святителя Николая Мирликийского. В нашем христианском понимании идеальные судьи – это святые. Сказано: «Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела? Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские?» (1Кор. 6, 2–3). Но коль скоро, например, православный верующий стал мирским судьей, это не освобождает его от исполнения библейских принципов ведения судопроизводства. Нарушение всех этих принципов со стороны судей светских или церковных приведет их к истязаниям на данном мытарстве.

И мы переходим вместе с блаженной Феодорой к следующему мытарству.

Мытарство 10-е

«Также благополучно прошли мы и следующее мытарство, называемое мытарством зависти. У меня вовсе не оказалось грехов этого рода, потому что я никогда не завидовала. И хотя испытывались здесь и другие грехи: нелюбовь, братоненавидение, вражда, ненависть, но, по милосердию Божию, во всех этих грехах я оказалась невинна и видела, как яростно скрежетали зубами бесы, но не убоялась их, и, радуясь, мы пошли выше».

В Писании сказано: «Кроткое сердце – жизнь для тела, а зависть – гниль для костей» (Притч.14, 30).

Я знал одного человека, у которого был рак костей, этот человек не был завистливым. Но когда я вместе с другими православными христианами дежурил у его больничной койки, а это было совершенно необходимо, я понял, что такое боль. Этот молодой человек молился, чтобы ему умереть, и дважды пытался выброситься в окно, прямо из больничной палаты. Боль была постоянной и нарастающей… Когда я его спросил о характере боли, он ответил:

– Вот когда сильно-сильно болит зуб – это локально и только с одной стороны челюсти. А рак костей – это когда так же нестерпимо ноют все кости, и ты буквально задыхаешься от боли.

Я рассказал этот печальный случай, чтобы нам было понятнее, что такое «гниль для костей» – это чувство, которое не затихает и причиняет испытывающему его нестерпимое страдание. Вот так и живут завистники. Не позавидуешь…

Однажды один из лидеров современной России, сказал:

– Национальная идея – это когда все конкурируют друг с другом!

Услышав такие слова, я вспомнил слова из Писания, это Екклезиаст: «Видел я также, что всякий труд и всякий успех в делах производят взаимную между людьми зависть. И это – суета и томление духа!» (Еккл. 4, 4). То есть зависть – это всегда взаимное чувство. Но чему может завидовать современный россиянин? Стремление к обогащению, культ «золотого тельца» давно превратился для многих и многих русских людей в некую национальную идею. Но чему, или кому, завидуют все эти россияне – мужчины и женщины, дети и старики?

Однажды, когда я проводил в храме, где я служу, в Сокольниках, беседу о 10-ти заповедях, мы как раз рассматривали заповедь: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, [ни поля его,] ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ничего, что у ближнего твоего» (Исх. 20, 17). И мы с прихожанами задались вопросом: почему иногда христиане испытывают чувство зависти по отношению к другим людям? Было высказано несколько предположений, но я, зная о сложных социальных условиях большей части наших прихожан, остановился на зависти по отношению к богатым. Это было связано с тем, что я часто слышал, и мне об этом рассказывали, что жены-христианки часто ставят на вид своим верующим мужам домашнюю бедность. И действительно, рассуждал я, так называемые богатые не испытывают подобных трудностей. Но почему мы должны завидовать им или хотя бы стремиться быть похожими на них? Ведь никто не хочет быть похожим на Гитлера или Чикатило… Разница есть, и в то же время ее и нет. Я прямо обратился к нашим прихожанкам со словами:

– Вы знаете, почему ваши мужья бедны? Это потому, что они не умеют воровать, обманывать, подставлять других людей, и предавать ближних, и присваивать себе то, что по праву должно в равной мере принадлежать многим. Представьте себе, – продолжал я, – сколько друзей надо предать, через сколько людей перешагнуть, чтобы стать, например, хозяином крупного банка или крупной нефтяной компании. Ведь внутренним двигателем такого человека должна быть зависть и желание дома ближнего, жены ближнего, рабов и волов ближнего и всего того, что есть у ближнего его, а все это вместе означает – и самой жизни ближнего своего. И чем выше человек поднимается, разбрасывая и расшвыривая других, убивая и заставляя убивать, тем он, или правильнее сказать «оно», уже меньше похож на человека, созданного по образу и подобию Бога. И вы хотите, чтобы ваши мужья… – Я не успел окончательно сформулировать вопрос, когда услышал решительное и даже раздраженное:

– НЕТ!

Сказано: «Но если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину. Это не есть мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная, бесовская» (Иак. 3, 14–15). Святые Отцы с древности учили нас, что есть три типа людей: человек плотской, человек душевный и человек духовный.

Человек плотской – это такой редкий тип человека, людей, которые наслаждаются через страдания других людей.

Такими были «нефилимы» их также называют «сильными людьми», «героями». Сказано: «В то время были на земле исполины («нефилимы»), особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди. И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле» (Быт. 6, 4–5). Эти исполины наполнили всю землю злодеяниями. Древнееврейский корень этого слова – нафлу, – означает «падать», они-то и опрокинули («хипилу») мир, так что «всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт. 6, 12). На древнееврейском языке они еще называются анаким («гиганты»). Древние отцы считали, что это были бесы, воплощенные на земле. Похоже на то, что мир так и не очистился от их бесовской крови.

Такие «гиганты» в наше время, как правило, небольшого роста и тщедушного телосложения, но они обладают сильным воздействием на массы. Ради своих внутренних амбиций они готовы буквально опрокинуть мир, развязать самую кровопролитную бойню, будучи снедаемы завистью и ненавистью ко всему праведному и святому.

Человек душевный – таких подавляющее большинство; подобный человек хочет, чтобы и ему было хорошо, и окружающим его. Такому было бы очень неуютно, если бы он узнал, что сосед заболел раком или что старый школьный приятель разорился, развелся с женой и спился. Но при всем этом человек душевный – это опасное колебание между душевностью и плотяностью, мораль такого человека «земная, душевная».

Такой тип человека называется «лаодикийским» (это будет последний период в жизни исторического христианства, период «Лаодикийской церкви»). Сказано в Книге Откровения Иоанна Богослова: «И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия: знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: “я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды”; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3, 14–17). – Это будет церковь людей, не пребывающих в сомнении о самих себе. Их стиль жизни будет очень походить на американское: «Ноу проблем!» Но именно тогда, когда в своем тепленьком благополучии они объявят, «когда будут говорить: “мир и безопасность”, тогда внезапно постигнет их пагуба» (1Фес. 5, 3). Почему о лаодикийских христианах сказано: «о, если бы ты был холоден, или горяч»? Ответ очевиден: холодное – в грехах оледенелое, застывшее, может инстинктивно начать искать тепло спасающей благодати Духа Святого. Горячее – пламенеющее Духом Святым, святое само, несет теплоту оледеневшему во грехах, как в «вечной мерзлоте», миру. И только теплое, теплохладное христианство застыло в реликтовом благополучии духовной смерти.

Человек духовный – это самая малочисленная на земле группа людей, это те, которые готовы сами испытывать страдание, чтобы другим было лучше. Их жертвенный дух уподобляет их Христу и делает некоторой противоположностью миру, погрязшему в зависти и эгоизме.

Лаодикийский хлад подводит нас к 11-му мытарству, и мы вместе с блаженной Феодорой созерцаем его. Но прежде всего обратим внимание на то, что о зависти говорят святые Отцы:

Святитель Василий Великий учил: «Зависть – это порча жизни, поругание природы, вражда против того, что дано нам от Бога, противление Богу».

Здесь немного непонятно, почему зависть к другому человеку (едва ли кто-то может испытать зависть к Богу) называется: «порча жизни», «поругание природы» и «противление Богу»? Прежде всего надо вспомнить о природе первозданного человека, что «Бог сотворил человека, по подобию Божию создал его» (Быт. 5, 1); «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт. 2, 18). Человек сотворен общественным существом, то есть для семейной соборности – как первой ячейки соборности Церковной. Апостол Павел называл семью домашней церковью, в его обычае было приветствовать некоторых семейных христиан словами: «сподвижнику нашему, и домашней твоей церкви». – Так он (Павел) направлял приветствие женщине «Апфии, (сестре) возлюбленной, и Архиппу» (Флм. 1, 2), ее мужу.

Мир и был создан Триединым Богом, чтобы ввести род человеческий в союз любви Лиц Святой Троицы. Христос призывает разобщенное человечество к божественному единству словами: «да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17, 21). Единство любви Троицы – это единство Отца и Сына в Духе Святом, ибо сказано: «потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5, 5). То есть в тот же союз любви в Духе Святом вошло в день святой Пятидесятницы и человечество, до грехопадения в лице наших прародителей естественно пребывавшее в нем, божественном единстве. Поэтому зависть и есть вызов и поругание человеческой природы, «вражда против того, что дано нам от Бога» и «противление Богу».

Святитель Иоанн Златоуст посему и пишет: «Нет ничего хуже зависти и злобы. Через них смерть вошла в мир. Когда диавол увидел человека в чести, то не вынес его благоденствия и сделал все, чтобы погубить его». Словами «диавол увидел человека в чести» Златоуст как бы говорит: он увидел, что потерял, – и «не вынес его благоденствия и сделал все, чтобы погубить его (человека. – О.С.)» – то есть из зависти.

Мытарство 11-е

«Подобным образом прошли мы и мытарство гордости, где надменные и гордые духи испытывают тех, кто тщеславен, много думает о себе и величается; особенно же тщательно здесь испытывают души тех, кто непочтителен к отцу и матери, а также к поставленным от Бога властям: рассматриваются случаи неповиновения им, и прочие дела гордости, и тщеславные слова. Мне весьма и весьма мало потребовалось добрых дел, чтобы покрыть грехи по этому мытарству, и я получила свободу».

Мы не можем позволить себе пройти данное мытарство с той же легкостью, как и блаженная Феодора, и остановим наше внимание на проблеме связанной с:

Гордыней;

Тщеславием;

Непочтительным отношением к родителям (физическим и духовным) и к Богом установленной форме власти.

Если о Сыне Божием сказано: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу» (Флп. 2, 6), – то выпадение дьявола из духовного мира и происходит из-за хищения почитать себя «быть равным Богу».

Любя Господа пламенеющей любовью, Люцифер стремился как можно ближе приблизиться к объекту любви – Богу. В какой-то момент религиозного экстаза пламенеющий любви он потерял ощущение дистанции между Творцом и тварью, и это было хищение, начало его выпадения из духовного мира. Тогда и родилась гордость

Каждый гордец как бы проходит тем же путем, что и Люцифер. Сказано: «Погибели предшествует гордость, и падению – надменность» (Притч. 16, 18). Так совершается и грехопадение Адама и Евы, когда дьявол предлагает принять участие в хищении Божественных прав и приоритетов словами «вы будете, как боги» (Быт. 3, 5). И грехопадение в развитии – безумное утверждение: «Бога нет» или «Бог умер». Сказано: «Сказал безумец в сердце своем: “нет Бога”. Они развратились, совершили гнусные дела; нет делающего добро» (Пс. 13, 1).

Отказ от гордости и гордыни означает начало возвращения к Богу, о таковых и сказано: «Но тем большую дает благодать; посему и сказано: Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4, 6). Слова: «тем большую дает благодать» свидетельствуют о невозможности для человека без мощного потока призывающей благодати бросить вызов идеологии дьявола, отступить от мятежников, поправших суверенные права и приоритеты Бога, и смиренно признать себя рабом Божиим. Чтобы понять значение слова «гордость» в данном контексте, прочитаем из Книги пророка Исаии: «Какое безрассудство! Разве можно считать горшечника, как глину? Скажет ли изделие о сделавшем его: “не он сделал меня”? и скажет ли произведение о художнике своем: “он не разумеет”?» (Ис. 29, 16). И в этом смысле мятеж против Бога Люцифера и его бесов и человеков, последовавших за ними, сравним с восстанием «горшков» против «Горшечника».

Причем сам дьявол в этой борьбе не заходит так далеко, как человечество, отказавшееся всецело подчиняться Богу, Его святому Закону. Дьявол не борется с Богом, «бесы веруют, и трепещут» (Иак. 2, 19), его взаимоотношения с Создателем – не «перетягивание каната». Мы ранее касались этого вопроса. Скорее всего, гордый дьявол не может простить нам нашу телесность, ибо, по мнению святых Отцов (о чем мы тоже говорили ранее), именно отсутствие телесности у падших ангелов является препятствием для их возможного покаяния и возвращения к Богу. Ибо то, что изменяемо, может усовершенствоваться, а то, что неизменяемо – или совершенно, как Бог, или ужасно, как дьявол.

Гордость и тщеславие подсказывают человеку, что он абсолютно свободное существо и не нуждается ни в какой опеке. Когда я слышу слово «свобода», я всегда задаюсь вопросом: cвобода от чего? Или: cвобода от Кого?

Владимир Соловьев писал: «Французская революция (то есть восстание масонских лож. – О.С.), с которой ясно обозначился существенный характер западной цивилизации как цивилизации внерелигиозной, как попытки построить здание вселенской культуры, организовать человечество на чисто мирских, внешних началах, французская революция, говорю я, провозгласила как основание общественного строя – права человека вместо прежнего божественного права. Эти права человека сводятся к двум главным: свободе и равенству, которые должны примиряться в братстве. Великая революция (то есть буржуазная революция. – О.С.) провозгласила свободу, равенство и братство. Провозгласила, но не осуществила: эти три слова так и остались пустыми словами. Социализм является попыткой осуществить действительно эти три принципа. Революция установила гражданскую свободу. Но при существовании данного общественного неравенства освобождение от одного господствующего класса есть подчинение другому. Власть монархии и феодалов (в нашем случае – партийное рабство коммунистов. – О.С.) только заменяется властью капитала и буржуазии (в нашем случае – властью бывших партийных лидеров, с «золотом партии» их капитала, и криминально-воровская буржуазия «цеховиков» и «воров в законе». – О.С.). Одна свобода еще ничего не дает народному большинству, если нет равенства. Революция провозгласила и это последнее. Но в нашем мире, основанном на борьбе, на неограниченном соревновании личности, равенство прав ничего не значит без равенства сил. Принцип равенства, равноправность оказалась действительною только для тех, кто имел в данный исторический момент силу» (Соловьев В.С. Собрание сочинений. Том III. С. 3–4.).

Сказано: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу» (Гал. 5, 13). Таким образом, мы выясняем, что свобода не исключает любви, то есть деятельного участия в жизни других людей. Так что и подчинение светским властям проистекает не «из страха наказания, но и по совести» (Рим. 13, 5), по любящей христианской совести. Так что и «закон царский» мы исполняем «по Писанию: возлюби ближнего твоего, как себя самого» (Иак. 2, 8). Другая мотивация послушания светской власти не есть дело хорошее, но и, напротив, дурное, так как происходит из чувства лицеприятия и угодливости.

Следовательно, тем более и подчинение церковным властям должно проистекать из чувства любви. Даже если сами носители духовной власти и не были бы «чем должны быть; но чтобы вы делали добро, хотя бы» они «казались и не тем, чем должны быть» (2Кор. 13, 7). Сказано: «Просим же вас, братия, уважать трудящихся у вас, и предстоятелей ваших в Господе, и вразумляющих вас» (1Фес. 5, 12). Впрочем, даже если священнослужители и не есть то, «чем должны быть», Вселенская Церковь учит, что благодать действует и через недостойных священнослужителей.

Блаженный Августин: «Служители Церкви Божией не перестают быть орудиями благодати Божией, хотя бы сами не были святыми. Каков бы ни был священник, когда он молится за народ, его молитва возносится к Богу, – его поучения, если содержат истину, полезны для других, – его священнодействия имеют всю силу для верующего. За себя он сам даст ответ Богу, но для паствы он есть истинный пастырь».

Святой Ефрем Сирин: «…Если и не знаешь о каком иерее, достоин ли он сана или не достоин, то не презирай его ради заповеди Христовой. Как не терпит вреда светлое золото, если покрыто оно грязью, а также и самый бисер, если прикоснется к каким-нибудь нечистым и скверным вещам; так подобно сему и священство не делается оскверненным от человека, хотя бы приявший был и недостоин».

Святитель Иоанн Златоуст: «…Кто почитает священника, тот будет почитать и Бога; а кто стал презирать священника, тот постепенно дойдет когда-нибудь и до оскорбления Бога… если кто преподает правое учение, то смотри не на жизнь его, а на слова… В отце, хотя бы он имел бесчисленное множество слабостей, сын покрывает все».

Святитель Григорий Богослов: «К очищению тебя всякий достоин веры (доверия. – О.С.), только бы был он из числа получивших на сие власть, не осужденных явно и не отчужденных от Церкви. Не суди судей ты, требующий врачевания; не разбирай достоинств очищающих тебя; не делай выбора, смотря на родителей. Хотя один другого лучше или ниже, но всякий выше тебя. Рассуди так: два перстня, золотой и железный, и на обоих вырезан один и тот же царский лик, и обоими сделаны печати на воске. Чем одна печать отлична от другой? – ничем. Распознай вещество на воске, если ты всех премудрее. Скажи: который оттиск железного и который золотого перстня? И отчего он одинаков? Ибо хотя вещество различно, но в начертании нет различия. Так и крестителем да будет у тебя всякий. Ибо хотя бы один превосходил другого по жизни, но сила крещения равна, и одинаково может привести тебя к совершенству всякий, кто наставлен в той же вере».

Святитель Иоанн Златоуст: «Случается, что миряне живут в благочестии, а священники в неправде, и потому чрез них не надлежало бы совершаться ни Крещению, ни приношению Тела Христова, если бы благодать искала везде только достойных. Но ныне Господь обыкновенно действует и чрез недостойных, и благодать Крещения нимало не оскорбляется жизнию священника… Говорю это, чтобы кто-либо, строго рассматривая жизнь священника, не стал соблазняться в рассуждении им совершаемого в Таинствах. Ибо человек ничего не привносит от себя в предлагаемое, но все это есть дело силы Божией, и Бог-то освящает вас в Таинствах».

Святой Исидор Пелусиот: «Ничто не теряет приемлющий (священные Таинства), если бы преподавший оказался и недостойным, и не бесплодными он пользуется Таинствами, хотя бы священник всех людей влек с собою к нечестию».

Когда мы видим несоответствие внешнего образа жизни внутреннему содержанию религиозных лицемеров и ханжей, остается открытым вопрос: до какой степени должно повиноваться им и где та черта, переступив которую, мы должны выйти из повиновения им? Прекрасный ответ на этот сложный вопрос дает нам Златоуст. Святитель Иоанн пишет в 34-м Слове на Послание к Евреям: «Безначалие – везде зло, причина многих бедствий, начало беспорядка и смешения; особенно же в Церкви… Но, скажет кто-нибудь, есть еще… зло, – когда начальник (то есть священнослужитель. – О.С.) нехорош. Знаю: это немалое зло, и даже гораздо большее, нежели безначалие, – потому что лучше не управляться никем, нежели быть под управлением дурного начальника… А что, скажешь, когда (начальник) нехорош, – тогда не нужно по­виноваться ему? Нехорош, – в каком смысле говоришь ты? Если по отношению к вере (то есть еретик. – О.С.), то беги от него и не сообщайся с ним, хотя бы он был не только человек, но даже Ангел, сшедший с неба; если же по отношению к жизни, то не беспокойся об этом… Они (то есть священнослужители. – О.С.имеют, говорит (Христос. – О.С.), достоинство, но нечисты по жизни. А вы обращайте внимание не на жизнь, но на слова, их; от поведения же (других) никто не получит вреда. Почему? Потому, что оно явно для всех, и такой (человек), хотя бы он был тысячу раз нехорош, никогда не научит дурному. Но недостатки касательно веры неявны для всех, и дурной в этом отношении не постыдится учить (других)». То есть всякий достоин чести и почитания, если не влечет нашу душу в погибель!

Особенно необходимо почитать наших родителей по плоти. Сказано: «Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе» (Исх. 20, 12). Блаженный Иероним Стридонский пишет: «И в Евангелии Господь рассуждает о предписании Закона, в котором говорится: “Почитай отца своего и мать свою”, – надо понимать, не на словах, звук которых может обмануть родительскую бедность пустой лестью, но необходимой помощью в жизненных средствах. Ибо Бог приказывает, чтобы дети кормили родителей-бедняков и воздавали старцам благодарностью за то, что получили в детстве». Подобно и блаженный Августин пишет: «Человек видит своих родителей, и его жизнь начинается с их дружеского отношения. Кого же может пощадить тот, кто не чтит своих родителей». То есть семья, через которую человек входит в жизнь, – это первая школа любви. Человек, живя на земле, проходит три основных школы любви, и первая – это его дом, семья. Если в семье человек научится доброму отношению к людям, то, возмужав и выйдя за семейный порог, он сможет это доброе отношение к людям передать и далее.

Вторая школа любви – это нация, к которой принадлежит человек. Тот, кто любит свой собственный народ, он всегда может с пониманием отнестись и к любой другой национальности и народности. Но тот, который не почтил свой народ, подобен тому, кто, разрушив свой собственный дом, стремится созидать другой. Вряд ли у него что-то получится…

Третья школа любви – это Церковь, где «нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3, 28). Но Церковь существует не для того, чтобы в космополитическом угаре уничтожать межнациональные особенности, или в угаре феминизма стирать законную грань между мужчиной и женщиной, или, увлекшись межклассовым антагонизмом, в марксистском угаре решать проблемы «раба» и «свободного». Назначение Церкви – в свете Евангелия освятить межнациональные, семейные и межклассовые отношения и взаимоотношения, так как «мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим. 12, 5). Слова: «а порознь один для другого члены» – означают, что, несмотря на единство Тела Церкви, «один для другого» – отец и сын, муж и жена, начальник и подчиненный. И об этом нельзя забывать! Сказано: «В каком звании кто призван, братия, в том каждый и оставайся пред Богом» (1Кор. 7, 24); и еще: «Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь» (Рим. 13, 7); и еще: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1Тим. 5, 8).

Таким образом, ни должность, ни семья, ни социальное положение человека не могут являться препятствием для вечного спасения – при условии, если человек выстроит правильную иерархию ценностей и будет помнить слова Господа Иисуса Христа: «дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28, 18); и еще: «Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22, 21).

Причина непочтительного отношения к светским и духовным властям, непочтение родителей – есть гордость, тщеславие и превозношение.

Преподобный Ефрем Сирин писал: «Не допускай в себе недуга гордыни, чтобы враг не похитил у тебя рассудка». – И действительно, гордыня перед Богом, установленными властями, особенно церковными, – есть род безумия, а превозношение перед отцом и матерью и непочтение к старшим – род суицидального поведения, прямо сокращающего время жизни человека на земле (см. Исх. 20, 12).

Преподобный Нил Синайский показывает, кому уподобляется всякий гордец: «Из всех грехов больший грех гордость, из-за нее (то есть гордыни. – О.С.изобретатель всего худого – диавол – свержен с неба». «Гордость есть знак низкого ума и неблагодарной души», – учит святитель Иоанн Златоуст. И действительно, подобное чувство встречается у людей дурного и неблагодарного состояния души. Ибо гордиться чем-либо может лишь тот, кто и сам сомневается в наличии у него того, чем он гордится, или осознавая свою неправоту в обладании чем-либо. Сказано: «Ибо кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?» (1Кор. 4, 7).

И мы переходим к следующему мытарству.

Мытарство 12-е

«Новое мытарство, которого мы потом достигли, было мытарством гнева и ярости; но и здесь, несмотря на то, что истязующие здесь духи свирепы, немного они от нас получили, и мы продолжали наш путь, благодаря Бога, покрывающего мои грехи молитвами отца моего преподобного Василия»

На этом мытарстве истязаются имеющие в сердце своем деятельную гордыню, которая трансформируется в грехи:

Гнев.

Ярость.

Гнев, совмещенный с яростью, есть гнев несдержанный и ничем не ограниченный. Но верующий именно и призывается к тому, чтобы сдерживать в себе самом греховные поползновения, уничтожать их в зачаточном состоянии. Сказано: «И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лице его. И сказал Господь [Бог] Каину: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое? если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4, 4–7). То есть Слово Божие научает нас господствовать над помыслами. И если человек не испытывает духовной радости, то это свидетельствует о том, что он сошел с путей добра и «у дверей грех лежит; он влечет». Таким образом, мы видим, что то, что мы называем хорошим настроением и отсутствием его, есть некие индикаторы, данные нам от Бога, которые мы должны учитывать и на них ориентироваться.

Можно и регулировать свое духовное настроение. Сказано: «Злостраждет ли кто из вас, пусть молится. Весел ли кто, пусть поет псалмы» (Иак. 5, 13). И тогда злостраждие не приведет к унынию, а веселость не разрушит целомудрие духа.

«Некий брат, живя в общежительном монастыре и часто побеждаясь гневом, сказал сам себе: “Пойду в пустыню, может быть, там, не имея с кем ссориться, успокоюсь от страсти”. Он вышел из монастыря и стал жить один в пустыне. Однажды он наполнил водой сосуд и поставил его на землю. Сосуд внезапно опрокинулся. Во второй раз случилось то же самое. В третий раз кувшин также опрокинулся. Монах, рассердясь, схватил кувшин и ударил о землю. Кувшин разбился. Придя в себя, брат начал размышлять о случившемся и понял, что враг поругался над ним. Тогда он сказал: “Вот! Я – один, однако побежден страстью гнева. Возвращусь в монастырь: видно, везде нужна борьба с самим собой и терпение, в особенности же – помощь Божия”. Монах возвратился в свою обитель».

Гнев есть то, что может вывести из равновесия нашу душу. С другой стороны, несдержанный гнев свидетельствует о несовершенном рассудке. Сказано: «У глупого тотчас же выкажется гнев его, а благоразумный скрывает оскорбление» (Притч. 12, 16). Но внешне справедливый гнев может опрокинуть и мудрого человека в глупость. Сказано: «[Гнев губит и разумных.] Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость» (Притч. 15, 1). – Здесь же мы видим, как от гнева рождается и ярость, и она настигает гневливого. И все сие порождает самомнение:

«Один брат спросил авву Пимена, как может человек достигнуть того, чтобы не говорить худо о ближнем? Старец сказал ему: “Если человек, смотря на себя, находит в себе недостатки, то в брате своем видит совершенства. А когда сам себе он кажется совершенным, тогда, сравнивая с собой брата, находит его худым”».

Преподобный Ефрем Сирин учит: «Если гнев вселился в душу твою, то им уже уничтожен день твоей жизни. По крайней мере, не позволяй гневу переходить на другой день, чтоб не погубил он целой жизни твоей». – Это наставление святой Ефрем выводит из слов Писания: «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф. 4, 26).

Святитель Иоанн Златоуст учит: «Гневливый наперед наказывает себя, терзаясь в себе самом, а потом уже того, на которого гневался». Иллюстрацией к этим словам может стать известный афоризм графа Л.Н. Толстого: «Мы ненавидим тех, кому делаем зло, и любим тех, кому делаем добро».

Авва Дорофей учит: «Невозможно кому-либо разгневаться на ближнего, если он сердцем своим сперва не вознесется над ним, если не уничижит его и не сочтет себя высшим его». То есть внешний гнев раскрывает, разоблачает скрытый, так что гнев не есть что-то спонтанное, но, напротив, продуманное и поэтому более зловредное. Но все же нам не избежать всецело гнева, ибо бывает и оправданный гнев.

Христианское понимание кротости – это не пассивное бездействие. Блаженный Феофилакт учит: «Кроткие же суть не те, которые вовсе не гневаются, таковые бывают только лишенные разума, но те, которые могут гневаться, и воздерживаются, а гневаются только тогда, когда должно». Видя теперешнее состояние нашей Родины, надо прямо сказать: настало время гневаться! Писание учит: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис. 1, 16–17). Итак, Библия призывает нас: «спасайте угнетенного»! Как мы можем исполнить этот библейский призыв, если подавляющая часть православных христиан России деморализована безответственными проповедями толстовского непротивленчества, которые звучат прямо с амвонов наших православных храмов. И лишь немногие священнослужители решаются призвать народ к активным действиям по восстановлению социальной справедливости в нашем бесправном обществе. Похоже, что кого-то прикормили, подкупили, социально растлили всевозможными траншами, «гуманитаркой» и льготами.

Итак, мы переходим к следующему мытарству.

Мытарство 13-е

«После мытарства гнева и ярости нам представилось мытарство, на котором немилосердно истязуются те, кто в сердце своем питает зло на ближнего и воздает злом за зло. Отсюда духи злобы с особой яростью низводят души грешных в тартар. Но меня и здесь не оставило милосердие Божие: я никогда не имела ни на кого злобы, не помнила сделанного мне зла, но, напротив, прощала врагам моим и, насколько была в силах, обнаруживала свою любовь к ним, побеждая таким образом зло добром. Поэтому я ни в чем не оказалась грешной на этом мытарстве, бесы рыдали, что я свободно ухожу из их лютых рук; мы же в радости продолжали путь».

Сказано: «Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5, 38–39). Эта заповедь око за око и зуб за зуб») научала человека в оке другого любить свое собственное око и в зубе другого ценить свой собственный зуб. Христос возводит этот закон на более высокий духовный уровень. Он предлагает любить другого человека, его права и интересы более, чем самого себя. Посему только и говорит: «А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую». Этими словами Господь раскрывает перед своими учениками жертвенный характер подлинно духовной жизни.

Далее Христос учит в Своей «Нагорной Проповеди»: «…кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Мф. 5, 40–42). Здесь надо обратить особое внимание на то, что это только примеры исполнения главнейшей заповеди, данной нам Господом, но не сама заповедь. Сама же заповедь – люби ближнего твоего (и не только ближнего, но и врага), как самого себя, и потому поступай с ним так, как хочешь, чтобы и с тобой поступали! Приведя лишь три примера, как бороться со злом, не противясь ему, Господь дал нам самим возможность в каждом конкретном случае решать, какими способами проявления добра мы можем победить зло. Как говорил блаженный Августин: «Люби, и делай, что хочешь».

Не противиться злу, по Евангелию, означает не ставить свою правду и свои интересы, в том числе и религиозные, выше правды и интересов других людей. Не противиться злому – означает всегда и везде проявлять дух жертвенности, то есть уподобляться Христу. Можем ли мы представить, чтобы Христос проявлял дух жестокости и превозношения? Конечно, нет! Он всегда и по отношению ко всем проявлял любовь. Даже тогда, когда изгонял покупающих и продающих из храма. Бичом он изгонял из храма и из их сердец дух лукавого обольстителя дьявола. Блаженный Феофилакт писал о заповеди непротивления злу или злому: «Злым называет здесь диавола, действующего посредством человека, показывая сим, что бьющий распаляется диаволом». И это действительно так: зло происходит от источника зла, от дьявола. Человек может соглашаться или не соглашаться со злом, принимать его в свое сердце или нет, но сам человек не является источником зла, зол только дьявол и те, которые ему последуют. Фарисеи и книжники, несмотря на свою религиозность, последовали дьяволу, ибо стремились защищать Закон Божий и интересы Ветхозаветной Церкви нерелигиозными методами. Все это кончилось тем, что именно они и им подобные отдали Иисуса из Назарета на распятие язычникам. При этом эти религиозные ханжи – а правильнее сказать, «религиозные» бесы – были уверены, что исполняют волю Божию. Какое бесчувствие! Какое коварство!

Сейчас тоже есть много людей, которые стремятся защищать Православие неправославными методами. Такие люди, борясь с сектантами, еретиками и раскольниками, прибегают к сугубо мирским средствам. Они выстраивают хитросплетенные интриги, пишут доносы, организуют судебные процессы и занимаются сбором компромата. В основном таким черным пиаром Православия занимаются неофиты, вчерашние атеисты, позавчерашние воинствующие безбожники. Войдя в Церковь, они привнесли в нее и дух комсомольского энтузиазма, и сугубо коммунистическую агрессию, а кто-то притащился в Церковь и с постталмудическим сознанием. Делая все это, они уверены, что оказывают неоценимую услугу Церкви и всему народу Божию. Безумцы, они даже не замечают того, что, сообразуясь с миром сим, эксплуатируя энергии и стихии греховного мира, они сами становятся частью всемирного Вавилона и удаляются от Града Божия. Подлинно духовные люди никогда не противостояли дьявольским искушениям с помощью дьявольских ухищрений, в какие впадают многие современные нам так называемые «православные религиоведы». Поистине, они пытаются сатану изгонять с помощью сатаны – бессмысленное и даже зловредное дело. Именно о таком состоянии души святитель Иоанн Златоуст и говорил: «это голос сатанинский, дьявольское бесчеловечие».

Даже Закон Моисеев не был чужд понятию любви. Сказано: «Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя. Я Господь [Бог ваш]» (Лев. 19, 18). Но здесь уместно заметить, что для иудеев их ближний – это однозначно еврей иудейского исповедания или хотя бы и неверующий, только бы не другой веры. Для Христа ближний – каждый, им может оказаться и добрый самарянин. Рассказав законнику притчу о добром самарянине, Сын Божий спросил его: «Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?» (Лк. 10, 36). Этот вопрос озадачил законника-талмудиста. Действительно, из троих кто ближний: ортодоксальный священник ли, который пробежал мимо избитого, или левит правоверный, который даже не остановился, видя жестоко ограбленного, или ближний – сектант-самарянин? Пришлось талмудисту признать, что иногда ближним может оказаться и человек чужой веры. «Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же» (Лк. 10, 37). Здесь Христос прямо повелевает законнику подражать в нравственных принципах его врагам по вере. Серьезный урок!

Далее, в Нагорной проповеди, Христос говорит и еще более радикально: «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5, 43–44). Не противиться злу – означает уклонение от действий. А заповедь о любви к врагам, напротив, требует действий, обратно противоположных духу злобы, агрессии и конфликта. Таким образом, Христос делает само непротивление злу деятельным противостоянием злу с помощью добра и только добра. Если на зло мы отвечаем злом, то зло только усиливается и в нашей собственной жизни, и в жизни наших врагов. Зло вожделеет ко злу. И напротив, если мы на зло не реагируем и, более того, отвечаем на него любовью, то такими своими действиями мы совершенно обезоруживаем зло, обесточиваем его и делаем добро истинным победителем над всяким злом.

В современном нам мире господствуют в сфере межчеловеческих взаимоотношений товарно-рыночные отношения: мы любим тех, кто любит нас, и ненавидим тех, кто ненавидит нас. Нравственное отношение одного человека к другому превращается в некий товар, который мы охотно распродаем, если только нам это выгодно. Если нам это не выгодно, то мы забываем и о нравственности, и о христианстве. И более того, мы так искусно обработали своими комментариями разные библейские принципы, что в нашей трактовке их невозможно рассмотреть и даже увидеть. Господь учит «не клянись», а мы клянемся, Господь говорит «любите», а мы ненавидим. Похоже, что от учения Христова у нас у всех только осталось имя «христианин», да и то в кавычках (в кавычках наших предубеждений и настроений, предпочтений и раздражения). Мы втащили в сферу нашего религиозного и церковного бытия товарно-рыночные отношения падшей человеческой жизни, и Храм нашей веры превращается в рынок, базар, а правильнее сказать, вертеп разбойников. Мы не торгуем в храмах овцами и козлятами, как это делали древние евреи, мы размениваем библейские принципы и Христов Закон на свиные рожки благ сего материального мира. Мы давно превратились в язычников, но как-то так получилось, что именно сего и не заметили. Лучшие из нас – как фарисеи и книжники, худшие – как блудные дети, живущие в стране далече. Бог сохраняет падший христианский мир ради немногих праведников, которые каким-то чудом еще выживают среди нас. Как и сказано у пророка Исаии: «Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягченные елеем. Земля ваша опустошена; города ваши сожжены огнем; поля ваши в ваших глазах съедают чужие; все опустело, как после разорения чужими. И осталась дщерь Сиона, как шатер в винограднике, как шалаш в огороде, как осажденный город. Если бы Господь Саваоф не оставил нам небольшого остатка, то мы были бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре» (Ис. 1, 5–9).

Святые Отцы занимают достаточно последовательную позицию по рассматриваемому вопросу. Так, преподобный Макарий Великий пишет: «Если мы будем помнить о зле, которое сделали нам люди, в нас ослабнет памятование о Боге». – То есть злопомнение вытесняет памятование о Боге. Ибо мысли о Боге, Который есть Любовь, несовместимы со злопамятностью.

Преподобный Ефрем Сирин писал: «Чем истребляется памятозлобие? Содержанием в памяти страха Господня и дня кончины». – Святой Ефрем предлагает нам здесь практические советы, как преодолеть злопамятность.

Авва Евагрий наставляет нас: «Не принимает Господь молитвы от того, кто помнит зло на брата». –Это так и есть! Ибо мера того, как мы относимся к другим людям (особенно к их согрешениям против нас), может оказаться мерою того, как Бог отнесется к нам. Сказано: «Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое… и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим» (Мф. 6, 9, 12).

«Некто Исаак-монах рассказывал следующий случай из своей жизни. “Однажды, – говорил он, – я поссорился с братом и стал гневаться на него. Между тем, сидя как-то за своим рукоделием, я вспомнил о своей ссоре, раскаялся и, движимый страхом ответственности перед Богом, думал: «Что мне делать?» В это время вошел ко мне какой-то юноша и, не сотворив, как следовало, крестного знамения, сказал: «Ты согрешил и тревожишься, доверься мне и будешь спокоен». Я же, поняв, что это диавол, отвечал: «Уйди, ибо ты не от Бога». Он же говорит: «Жаль мне тебя: дело свое ты губишь, а все-таки ты мой». «Нет, – говорю, – не твой я, диавол, а Божий». Он сказал: «Гнев держащих и зло помнящих Бог передал нам. Ты же три недели гневаешься на своего брата». Я отвечал: «Лжешь». А он: «Ты зло имеешь на него, а держащих злопамятство ожидает гееннский огонь, и я к таким людям приставлен, и ты – мой». Услышав это, я тотчас же пошел к брату, поклонился ему и примирился с ним. Что же? Возвратившись домой, я увидел, что диавол, не потерпев моего примирения, из злобы, сжег мое рукоделие и рогожу, которую я обыкновенно подстилал, когда молился”».

И мы переходим к следующему мытарству.

Мытарство 14-е

«Пока я беседовала таким образом со святыми Ангелами, мы вошли в мытарство, называемое мытарством убийства. Здесь истязуется не одно только разбойничество, но требуют отчета за всякую причиненную кому-либо кару, за всякий удар по плечам или по голове, по щеке или по шее, или когда кто с гневом отталкивает от себя ближнего. Злые духи все это испытывают здесь с подробностями и взвешивают; мы же прошли это мытарство беспрепятственно, оставив малую часть добрых дел на покрытие моих грехов».

Обычно думают, что первый запрет на убийство человека человеком появился на Синае. Но впервые запрет на убийство появился не в Декалоге, а в законах Ноаха (Ноя). Читаем: «кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт. 9, 6). Так как сыны Ноя, получившие вместе с отцом эту заповедь, были родоначальниками человеческих рас, то эта заповедь обязательна для всех сынов человеческих, произошедших от сыновей Ноя, Сима, Хама и Иафета. Здесь же содержится и норма наказания за убийство: «кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека», и говорится о достоинстве человека, усугубляющем данное преступление: «ибо человек создан по образу Божию». Если о возможном убитом говорится как о созданном «по образу Божию», то убийца уподобляется в Библии дьяволу, который называется в Писании: «человекоубийца от начала» (Ин. 8, 44) – то есть первый убийца на Земле. Но в Книге Бытия первый убийца – Каин, убивший брата своего Авеля. Дьявол же называется «человекоубийца от начала», потому что, ввергнув в грехопадение наших прародителей, он повредил их духовную природу и сделал способными к совершению любого греха. Ибо Сын Божий учил, что «из сердца исходят злые помыслы, убийства» (Мф. 15, 19), а это и есть результат грехопадения, спровоцированного отцом лжи дьяволом, через которого его дурные свойства перешли на человека, разрушив в человеке подобие и образ Бога. Почему Давид и восклицал: «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50, 7).

И более того, то, что убийство есть великий грех, знает каждый человек, ибо это знание всеяно в совесть каждого человеческого существа, о чем святитель Иоанн Златоуст учит: «Почему же, сказав: “Не убивай”, Он не прибавил, что убийство есть зло? Потому что совесть предварительно научила нас этому, и Он говорит об этом как уже со знающими и разумеющими».

«Авва Савватий говорил нам: “Когда я жил в лавре аввы Фирмина, пришел разбойник к авве Зосиме Киликиянину и стал просить старца: «Окажи мне милость, ради Бога! Я совершил много убийств. Сделай .меня иноком, чтобы я мог отстать от злых дел». Старец, наставив его, сделал иноком и облек в ангельский чин. Спустя немного времени старец сказал: «Поверь мне, чадо, тебе нельзя оставаться здесь. Если начальник узнает, то схватит тебя. Послушайся меня, и я отведу тебя в другую киновию, подальше отсюда». И отвел его в киновию аввы Дорофея, что близ Газы и Маиума. Девять лет прожил он там, изучил Псалтирь и весь монашеский устав. Но вот он снова идет в монастырь аввы Фирмина к принявшему его старцу и говорит ему: «Честной отец, сделай милость, верни мне мирские одежды и возьми обратно иноческие». «Зачем так, чадо? » – спросил опечаленный старец. «Вот уже девять лет, как тебе хорошо известно, я провел в монастыре, постился, сколько было силы, воздерживался и жил в послушании, в безмолвии и страхе Божием. И я хорошо знаю, что благость Божия простила мне много злодеяний. Но я ежедневно вижу мальчика, говорящего мне: «Зачем ты убил меня?» Я вижу его и во сне, и в церкви, и в трапезе, слышу его голос, и нет у меня ни одного часа покоя. Вот почему, отче, я хочу уйти, чтобы умереть за мальчика. Совсем напрасно я убил его». Взяв свою одежду, он ушел из лавры и прибыл в Диосполис, где был схвачен и на другой день обезглавлен”».

Священномученик Киприан Карфагенский писал: «Человекоубийца не может достигнуть ни Царствия Небесного, ни жить с Богом».

Святитель Василий Великий не находил никакого оправдания для данного греха: «Кто нанес ближнему смертный удар, тот убийца, сам ли он начал бить или мстил».

Святитель Иоанн Златоуст раскрывает происхождение этого греха: «Корень убийства есть гнев». Так же сказано и в Евангелии: «А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: “рака”, подлежит синедриону; а кто скажет: “безумный”, подлежит геенне огненной» (Мф. 5, 22).

И мы переходим к следующему мытарству.

Мытарство 15-е

«Беспрепятственно прошли мы и следующее мытарство, где истязуются духами за чародейство, колдовство, обаяние, нашептывание, призывание бесов. Духи этого мытарства по виду своему похожи на четвероногих гадов, на скорпионов, змей и жаб; одним словом, страшно и мерзко смотреть на них. По благодати Божией, духи этого мытарства не нашли во мне ни одного подобного греха, и мы отправились далее; духи же с яростью кричали мне вслед: “Посмотрим, как уйдешь ты из блудных мест, когда придешь туда!” Когда мы стали восходить выше, я спросила водивших меня Ангелов: “Господие мои, все ли христиане проходят эти мытарства и нет ли для кого возможности пройти здесь без истязания и страха?” Святые Ангелы отвечали мне: “Для душ верующих, восходящих на Небо, другого пути нет – все идут здесь, но не все бывают так испытываемы на мытарствах, как ты, а только тебе подобные грешники, то есть те, которые из стыда не открывали искренне духовному отцу всех своих грехов на исповеди. Если же кто покается искренне во всех грехах, то грехи, по милосердию Божию, невидимо заглаживаются, и когда таковая душа проходит здесь, воздушные истязатели открывают книги свои и ничего не находят записанного за ней; тогда они уже не могут устрашить ее, причинить ей чего-либо неприятного, и душа в веселии восходит к престолу благодати».

Именно на 15-м мытарстве душе блаженной Феодоры открывается важная духовная тайна: как сообразуются испытания мытарств и благодать Божьего оправдания, действующая в Таинстве Исповеди. Мы видим здесь диалог, который возникает между Феодорой и водившими ее Ангелами. Феодора спрашивает:

«Господие мои, все ли христиане проходят эти мытарства и нет ли для кого возможности пройти здесь без истязания и страха?»

И Ангелы отвечают ей (для нас важна именно вторая часть ответа):

«Если же кто покается искренне во всех грехах, то грехи, по милосердию Божию, невидимо заглаживаются, и когда таковая душа проходит здесь, воздушные истязатели открывают книги свои и ничего не находят записанного за ней; тогда они уже не могут устрашить ее, причинить ей чего-либо неприятного, и душа в веселии восходит к престолу благодати». – Эти слова и решают вопрос о церковном учении о мытарствах и учении Церкви об оправдывающей благодати. И надо прямо сказать, что именно учение о благодатном оправдании и составляет отличительную часть нашего исповедования от любого другого религиозного представления о спасении, каковые мы можем обнаружить в других религиях. И в этом смысле есть только две религии: религия Закона, на которой основываются все остальные религии и верования, и Христианская религия – БЛАГОДАТИ. Сказано, что Христос, «истребив учением (учением об Искуплении. – О.С.бывшее о нас рукописание (то есть Закон Божий. – О.С.), которое было против нас (ибо Закон Божий всегда обвиняет грешника. – О.С.), и Он взял его от среды и пригвоздил ко кресту; отняв силы у начальств и властей (то есть духов злобы поднебесной. – О.С.), властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою» (Кол. 2, 14–15). И сие Божественное оправдание кающихся грешников обеспечивает всецелое очищение от власти прежде содеянных греховных деяний, так что «воздушные истязатели открывают книги свои и ничего не находят записанного». Как мы и говорили в начале этих наших бесед: все решается в этой земной жизни, здесь и время покаянию, и время исправлению…

Но вернемся к 15-му мытарству, где исследуются души, заподозренные в чародействе, колдовстве, обаянии, нашептывании и призывании бесов. Слово Божие категорично осуждает подобные преступления. Сказано: «не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их (то есть народы Ханаана. – О.С.от лица твоего» (Втор. 18, 10–12).

В наше время интерес к колдовству и магии более устойчив, чем интерес к религии, и это не случайно. Сказано: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра» (2Тим. 3, 1–3). Для магии и колдовства подобное состояние – неплохое подспорье, в отличие от религии. Ибо религия всегда требует от человека нравственного решения. И если человек не осуществляет нравственного выбора в добре, религиозные обряды и действия мало чем помогут ему. И всё наоборот в колдовстве и магии, где, напротив, злое состояние души практикующего их, способствует лучшему результату. Поэтому те предпочтения, которые наши современники отдают магии и колдовству, удаляясь от подлинной религиозности, они обусловлены их нравственными и моральными предпочтениями. И даже если верующий в Бога нечестив и грешен, но его предпочтения не лежат в плоскости греха, он не соглашается со своим собственным грехом, то он имеет великое преимущество перед теми, кто и грешит, и соглашается со своим грехом. Сказано: «Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим. Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха» (Рим. 7, 22–25). То есть тот, кто сохраняет преданность Богу в душе, хотя его жизнь и не соответствует его духовным предпочтениям, рано или поздно переживет возрождение, могущее изменить и саму его жизнь. Впрочем, в христианской религии все именно так: вера предшествует добрым делам, а неправедные дела – вере. Сказано: «Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу» (Рим.8,11); и еще: «однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть» (Гал. 2, 16).

А вот магия и колдовство, напротив, предлагают совершенство, не исправляя души и при этом, безусловно, губя тело. Все так называемые маги-целители – не просто шарлатаны, а именно злодеи, загоняющие болезнь внутрь человека, скрывая ее так, что человек уже и не ищет для себя врачевания, пока недуг не проявится уже в смертельной фазе.

Но если даже «маги» и «колдуны» – действительно только шарлатаны, играющие в «чернуху», они уже на пути погибели, они не замечают того, что у дьявола есть своя игра с ними и через них. Даже любопытное прочтение книг оккультного содержания несет в себе огромную опасность для человека:

«Монах в Веррии случайно увидел гадательную книгу и, с любопытством разбирая тайны сатанинского гадания, невольно увлекся ею. Это не прошло даром. В следующую ночь он увидел перед собой эфиопа исполинского роста, который говорил: “Ты меня призывал, и вот я. Что тебе угодно – все исполню, только поклонись мне”. – “Господу Богу моему поклоняюсь и Тому Единому служу” (Мф. 4, 10). – “Так ты не поклонишься мне? Для чего же призывал меня, позволяя себе чтение моих гадательных тайн?” С этими словами сатана дал сильную пощечину иноку и исчез. Чувства боли и страха пробудили инока, щека его распухла и почернела так, что страшно было смотреть. С каждым днем боль усиливалась и обезображивала инока. От опухоли стало не видно глаз. Осведомившись о причине столь странной болезни, знакомые иноки дали знать об этом преподобному Дионисию, который тотчас явился и, по совершении молитвы к Богу и Божией Матери, помазал елеем больное место. Инок тотчас исцелел и прославил Бога».

В Книге Деяний святых Апостолов мы находим такое повествование: «Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои. А из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм. С такою силою возрастало и возмогало слово Господне» (Деян. 19, 18–20). Намного лучше читать душеполезные книги:

«Сальвия была весьма учена, любила божественные книги и ночи обращала в дни, употребляя на освещение множество масла, и перечитывала все сочинения древних толковников, в числе которых – три миллиона объяснительных стихов Оригена, двести пятьдесят тысяч Григория, Пиерия, Стефана, Василия и других ученых. Она не пробегала их только, как бывает, но с большим вниманием прочитывала каждую книгу раз семь или восемь. Благодаря этому, освободившись от лжеименного знания, она сперва окрылилась благодатью Божией, потом силой духовных слов и благих надежд, сделав себя духовной птицей и пролетев сквозь мрак этой жизни, воспарила ко Христу, чтобы принять от Него бесконечные награды».

Святитель Иоанн Златоуст учит: «Как торговцы невольниками, предлагая малым детям пирожки, сладкие фрукты и тому подобное, часто уловляют их такими приманками и лишают свободы и даже самой жизни, так точно и чародеи, обещая вылечить больной член, топят все спасение души». Златоуст, наставляя нас, как бы говорит: «Здоровье любой ценою – это верх безрассудства». Как и в Писании сказано: «Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетние» (1Кор. 14, 20).

В Афонском патерике мы находим очень важное наставление: «На человека благочестивого и живущего по воле Бога волхвования не оказывают никакого воздействия». – И это истинно так! Сказано: «Как воробей вспорхнет, как ласточка улетит, так незаслуженное проклятие не сбудется» (Притч. 26, 2).

Действительно, почему наша жизнь должна зависеть от «сглаза», «порчи» и других форм колдовства и магии? Если мы верующие православные люди, то все, происходящее в нашей жизни, зависит только от Бога и никак иначе. Сказано: «Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц» (Лк. 12, 6–7). – То есть твоя и моя жизнь, христианин, всецело в руках Божественных Промыслов, и не Кашпировскому, ни Лонго и иже с ними решать нашу судьбу. Колдовство реально может оказаться деятельным в жизни тех христиан, которые сами отошли от твердого основания веры, и, убоявшись колдуна или мага более, чем Бога, они поставили служителей дьявола выше, чем Создателя. Но тот, кто имеет страх Божий, свободен от любого другого страха. Ибо раб Божий – есть свободный от власти дьявола, греха и смерти.

«Священник села Локотни Можайского уезда Никита Маркович Чеснов рассказал нам из своей жизни о следующем случае. “В моем приходе, – говорил он, – был один крестьянин, человек зажиточный. Он торговал лесом. О нем по всему приходу ходил слух, что он занимается чернокнижием, или колдовством. Когда настал Великий пост, этот крестьянин пришел ко мне на исповедь. Как пастырь, заботящийся о своих словесных овцах, я осторожно коснулся в беседе этого распространившегося в народе слуха. Выслушав меня, он помрачнел, сделался как черная туча. Вскоре после этого я слышу, что он стал распространять лично обо мне враждебные толки и приписывать мне то, к чему я, по милости Божией, не был причастен. Настал день Святой Пасхи. Я прибыл в дом этого крестьянина с иконами. Принял он нас всех ласково и внимательно, а по окончании молебна всему причту предложил откушать у него хлеба-соли. Лично я чувствовал в глубине своего сердца какое-то смущение, и мне не хотелось оставаться у него на угощении. Но видя по глазам причта непреодолимое желание остаться – в комнате стоял накрытый стол, сервированный по-городскому, – жаль мне стало, что я лишаю собратьев такого удовольствия. Вопреки желанию, я согласился на предложение хозяина. Когда я читал молитву Господню перед вкушением пищи, то по какому-то внушению произносил молитвенные слова с особенной силой и верой, мысленно прося у Господа себе покрова и заступления. Когда прочитана была молитва, хозяин любезно спросил меня: «Батюшка, можно вам предложить что-нибудь из этих напитков? » Я попросил налить мне рюмку рябиновки. Когда хозяин наливал ее, я в глубине души помолился Господу, чтобы Он силой Креста Своего сохранил меня от всех бед и напастей. Хозяин уже доканчивал наливать рюмку, как я, осеняя ее крестным знамением, произнес мысленно слова: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа». В этот самый момент бутылка в руках хозяина и рюмка превратились в песок, а водка – как бы в пыль. Как будто бы кто сильным молотом ударил посуду. Хозяин весь затрясся и оцепенел, а мы все в смущении духа попрощались с ним, встали и ушли из его дома”».

Святитель Григорий Нисский писал: «Волшебство недействительно против живущих добродетельно, напротив того, подкрепляемые Божией помощью превозмогают всякую кознь». Сказано: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?… Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 35, 38–39).

И мы переходим к следующему мытарству.

Мытарство 16-е

«Во время этой беседы мы дошли до мытарства, называемого блудным, где истязуется человек за всякое любодеяние и за всякие нечистые страстные помыслы, за согласие на грех, за скверные осязания и страстные прикосновения. Князь этого мытарства сидел на престоле одетый в смрадную скверную одежду, окропленную кровавой пеной и заменявшую ему царскую багряницу; перед ним стояло множество бесов. Увидев меня, они удивились, что я достигла их мытарства, и вынесли свитки, в которых были записаны мои блудные дела, начали пересчитывать их, указывая лиц, с которыми я грешила в молодости, и время, когда грешила, то есть днем или ночью, и места, где соделала грех. Я ничего не могла им ответить и стояла, трепеща от стыда и страха. Святые Ангелы, водившие меня, начали говорить бесам: “Она давно уже оставила блудную жизнь и все это время проводила в чистоте и воздержании”. Бесы отвечали: “И мы знаем, что она перестала вести блудную жизнь, но ведь она не открыла духовному отцу и не несла от него епитимии, чтобы загладить прежние грехи, – поэтому она наша, и вы или уходите, или искупите ее добрыми делами”. Святые Ангелы указали на многие мои добрые дела, а еще больше добрыми делами преподобного Василия покрыли мои грехи, и я едва избавилась от лютой беды. Мы пошли далее».

В Священном Писании сказано: «Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела» (1Кор. 6, 18). – То есть этот грех наиболее оскверняет тело совершающего его. И если о муже и жене сказано: «и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть» (Быт. 2, 24), то о соединенном блудом с прелюбодейкой сказано: «Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею?» (1Кор. 6, 16).

Что значит «одно тело с нею»? Таковой соединяется с каждым актом ее прелюбодеяния, и получается, что мужчина, переспавший с проституткой, переспал через нее и со всеми, кто имел ее. То есть вошел в некое блудное «тело», объединяющие всех людей подобного рода. Сказано: «Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!» (1Кор. 6, 15).

«Жил некогда в Царьграде один человек, весьма славный, и богатый, и милостивый к бедным. Но был у него один порок: он всю свою жизнь провел в грехе прелюбодеяния и в старости без покаяния в этом грехе скончался. После его смерти у Патриарха Германа с его епископами о душе умершего произошел спор. Одни говорили, что умерший спасен, ибо написано, что “избавление мужу есть богатство”, а другие, напротив, говорили, что умерший погиб, потому что сказано: в чем застану, в том и сужу. После этого Патриарх повелел всем монастырям и затворникам молиться об умершем Богу, чтобы Он открыл его загробную участь. И в это время Господь открыл одному затворнику, где пребывает та душа. Затворник этот призвал Патриарха и при всем народе сказал ему: “В эту ночь, во время молитвы, я увидел некое место, с правой стороны которого был Рай, исполненный неизреченных благ, а с левой – огненное озеро, из которого пламень восходил до облаков. Между Раем и страшным пламенем стоял привязанный умерший муж и, взирая к Раю, громко стонал и горько рыдал. И подошел к нему светоносный Ангел и сказал: «Что напрасно стонешь? Вот, ради твоей милости ты от муки избавлен, а за то, что не оставил своего беззакония до смерти, лишен ты блаженного Рая»”. Слыша это, Патриарх и бывшие с ним, одержимые страхом, сказали: “Правду говорит Апостол: «Бегайте блуда« (1Кор. 6, 18)”. И что теперь скажут говорившие: “Если мы и блуд творим, но зато милостыней своей будем избавлены от наказания”? Вот и умершему нужно было и милостыню творить, и чистоту соблюсти, без которой никто не узрит Бога. Никакой пользы не приносит серебро, подаваемое нечистой рукой и с душой нераскаянной».

И все же борьба с подобного рода грехами возможна. Сказано: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1Кор. 6, 9–11). Всякая победа возможна со Христам и во Христе. И без Него мы не способны омыться, освятиться и оправдаться. Сказано: «Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим. 5, 6–8).

Особенной силой в деле нашего спасения может оказаться и добрая исповедь. Сказано: «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного» (Иак. 5, 16).

«Однажды диавол воздвиг в многотрудном теле новопреподобномученика святого Игнатия такую плотскую брань, что он, сожигаемый этим адским пламенем плотской похоти, пал на землю и долго лежал как полумертвый. Потом, получив себе малую ослабу, пришел к своему попечителю, старцу Акакию, и, объяснив ему свою беду, просил у него утешения. Добрый старец, как и подобало, утешил и утвердил его божественными словами и примерами из жизни святых мужей. После этого блаженный подвижник пришел в церковь, взял в свои руки икону Богоматери и, лобызая ее, со слезами просил Приснодеву помочь ему в его беде, избавить от этой несносной брани и диавольского навета. Не оставила Богоневестная рабу Своему искушаться сильнее, чем сколько он мог: благодатью Богоматери окружило его некое неизреченное и неописанное благоухание, и с того времени оставила его эта смертоносная брань».

Божия Матерь Пресвятая Дева Мария предстоит за каждого, прибегающего к Ее заступлению. И если некогда апостолы спрашивали Господа: «кто больше в Царстве Небесном?» (Мф. 18, 1), за своих сыновей просила «мать сыновей Зеведеевых», кто «по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем?» (Мф. 20, 20–21), то теперь Церковь с иконографической уверенностью показывает и отвечает, что слева от Христа в Царствии Небесном Иоанн Креститель, а справа – Дева Мария. Отвечая на древнее недоумение апостолов, Сын Божий говорил: «но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим» (Мф. 20, 23). И уготованное Отцом Небесным свершилось: Дева Мария ходатайствует за нас перед Сыном Своим, а Сын – перед Отцом Небесным (см. 1Тим. 2, 5).

И когда мы, православные, оказываемся в состоянии греха и ждем, что справедливый гнев Божий обрушится на нас, но вместо гнева – милость, вместо проклятия – благословение, вместо страха – тихая радость, это означает, что опять Матерь нашего Спасения умолила Сына Своего, и Он сменил гнев на милость.

Преподобный Исаия Отшельник учил о причине усиления блудной страсти: «Четыре вещи побуждают блуд в теле: излишний сон, излишнее употребление пищи, смех и шутки и украшение в одеждах».

Преподобный Иоанн Кассиан уже показывает то, что производит сама блудная страсть: «От блудной страсти рождается сквернословие, шутовство, забавы, суесловие».

Святитель Иоанн Златоуст указывает на то, что блудная страсть прежде возникает в сердце человека: «Не думай, что ты чист от греха, когда не совокупился с блудницей; ты пожеланием уже все сделал». – И это соответствует словам Спасителя: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5, 27–28).

Таким образом мы устанавливаем что и начатки праведности, и начатки любого греха возникают во внутреннем мире человеческой души (в сердце), о чем и сказано: «ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15, 19); и еще: «Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21). А что господствует и побеждает внутри нашего сердца: вертеп греха или Царство Божие – зависит от Господа и нашего свободного волеизъявления, посему и сказано: «Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим. 10, 9–10).

И мы переходим с блаженной Феодорой к следующему мытарству.

Мытарство 17-е

«Следующее мытарство было мытарством прелюбодеяния, где истязуются грехи живущих в супружестве: если кто не сохранил супружеской верности, осквернил свое ложе – здесь должен дать отчет. Истязуются здесь также и те, кто грешен в похищении для блуда, в насилии. Здесь же испытывают лиц, посвятивших себя Богу и давших обет целомудрия, но не сохранивших свой обет и впавших в блуд; истязание этих особенно грозно. На этом мытарстве я оказалась много грешной, меня уличили в прелюбодеянии, и злые духи уже хотели похитить меня из рук Ангелов и отвести на дно ада. Но святые Ангелы много спорили с ними и едва искупили меня, оставив все добрые дела мои здесь до последнего и весьма много прибавив из сокровищницы преподобного Василия. И взяв меня от них, отправились далее».

На этом мытарстве истязаются те, которые не сохранили чистоты брачного венца и нарушили супружескую верность. Сказано: «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф. 5, 28–33). То есть, как мы выше уже говорили, грех блуда и прелюбодеяния – грех против собственного тела. Но измена одного из супругов – это грех не только против собственного тела и души, но и грех против супруга или супруги. При этом вторая половина может и не знать о содеянной измене. Не знать! Значит, и не исповедоваться в грехе. А грех, очевидно, присутствует, ибо нельзя сожительствовать с неверной женой или с неверным мужем. Таким образом, совершивший прелюбодеяние грешит и против своей души и тела, и против души и тела своей другой половины.

Сын Божий учит нас: «Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную. А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мф. 5, 31–32). – То есть, единственная причина для развода – это неверность одного из супругов (прелюбодеяние). Другая возможная причина – смерть одного из супругов. Сказано: «Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе» (1Кор. 7, 39). Другими словами, вдовая христианка может выйти второй раз замуж только за брата по вере – «за кого хочет, только в Господе». Но если на момент ее обращения в веру ее муж был неверующий, она не имеет право оставлять его, если он и остается неверующим. Сказано: «и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы…Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?» (1Кор. 7, 13–14, 16).

Иконой, образом и примером для мужа и жены в их взаимоотношениях являются взаимоотношения Христа и Его Церкви, о чем мы выше и читали: «Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену». Посему разрушающий или разрушающая семью как бы разрушают ИКОНУ взаимоотношений Христа-Жениха и Церкви-Невесты. Сказано: «Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6).

Разрушит – застрянет на 17-м мытарстве и будет низвергнут в глубины преисподней «и ввергнут…в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 13, 42).

«Старец, украшенный сединой, поведал, что один пресвитер из наших стран, муж чудный и много времени проведший в подвиге и со многим старанием прилежавший к чтению Священных Писаний, рассказывал следующее: “Была у меня, – говорил он, – сестра – девица молодая летами, но приобретшая старческий разум. Она проводила все время в посте и воздержании. Сидела она однажды около меня и вдруг, отклонившись на спину, пробыла безгласна и бездыханна целый день и ночь. На следующий день в тот же час, как бы восстав от сна, была она в страхе и ужасе. Когда же я спрашивал, что случилось с ней, она просила оставить ее в покое, пока пройдет немного душевный страх и обретет она возможность рассказать о том, что ей было показано. «Ибо, – говорила она, – превышает и зрение, и слух то, что видено было мной хорошего и худого». В слезах провела она много дней, не хотела слышать и слова от кого-нибудь, и сама не говорила даже с близкими. Имена некоторых часто вспоминала со слезами и, стеная, оплакивала их. Я имел большое желание узнать о виденном ею, она едва уступила моей просьбе и начала говорить: «В тот час, когда я сидела около тебя, два неких мужа, с седыми волосами, сановитые на вид, одетые в белую одежду, придя и взяв меня за правую руку, приказали следовать за ними. Один из них, державший в руке жезл, простер его к небу и отверз его, приготовляя нам доступ туда. Потом они привели меня на некое место, где перед храмом стояло великое множество Ангелов; двери же храма нельзя описать словами. Когда же я вошла внутрь, увидела возвышенный престол и рядом с ним многих Ангелов, красотой и величием превосходящих тех, которые стояли вне. На престоле сидел Некто, Своим светом всех освещающий, Которому, припадая, все поклонялись. Ведшие повелели и мне поклониться Ему. Услышала же я, что Он повелел вести меня и показать все для вразумления еще находящихся в жизни. Они тотчас взяли меня за руку и приказанное им исполнили. И, придя в некое место, вижу великое множество творений красоты несказанной, облеченных в различные одежды, блестящие золотом и драгоценными камнями, и храмины разнообразные, и живущих в них в чести и славе великое множество мужей и жен. Мне говорили: «Это епископы, праведно и свято начальствовавшие над людьми; это клирики и миряне, из них одни в своем служении просияли, другие целомудренно и праведно пожили». Там, брат, увидела я пресвитера нашего селения и клириков, которых знаем и я, и ты. Увидела множество дев и вдов, жен, в браке честно поживших; из них многие были знакомы, иные из нашего местечка, да и из других мест, с которыми случалось бывать вместе на праздниках мучеников, иных же, которых и не знала я, о которых просила ведших меня рассказать что-нибудь. Они же сказали: «Это все из различных городов и селений. Одни упражнялись в подвижничестве, иные же пожили каждая в своем состоянии, которые во вдовстве провели большую часть жизни и сокрушаемы были скорбями и многими бедствиями. Есть из них некоторые в девстве и вдовстве сначала павшие, но за покаяние и многие слезы опять восстановленные в прежний чин». Затем отвели меня в места, страшные по виду и ужасные, исполненные всякого плача и рыданий…»

Намереваясь начать рассказ об этом, она пришла в такой страх, что слезами омочила всю одежду, и от страха прерывался ее голос, язык же ее невольно заплетался, она останавливалась. Но, принуждаемая мной, продолжала рассказ: «Видела я места столь страшные и ужасные что ни зрением, ни слухом нельзя воспринять. Предстоящие мне говорили, что эти обители приготовлены для всех нечестивых и беззаконных и для тех, которые в мире назывались христианами, но много делали зла. Там видела я печь разжженную и издающую страшное клокотание. Увидев ее и ужаснувшись, я спросила: «Для каких нечестивых приготовлено это?» Мне сказали: «Для вчиненных в клир, но из-за сребролюбия и беспечности Церковь Божию оскорбивших и в постыдной жизни проживших без покаяния». В числе тех были и имена некоторых наших городских, о которых и сам ты слышал, что они жили постыдно, некоторые же были и из моей церкви. Я же трепеща возгласила: «Неужели для находящихся в клире и девстве приготовлены такие бедствия?» Один же из бывших вдали ответил мне: «Бедствия, девица, назначены им соответствующие их нечестью против Бога и их неправде против ближнего. Ибо ни тех, которые страдают, не презирает Бог, ни тех, которые делают неугодное Ему, не оставляет без наказания. Всем за доброе и злое воздает по достоинству Бог Всемогущий». Еще отойдя, остановились на месте, полном глубокой тьмы. Все там исполнено было вопля, и смущения, и скрежета, и жалобного голоса, и страшного стенания. Там, брат, увидела я многих разных дев, и вдов, и некоторых других, о которых сказали, что никогда они не поступали сообразно со своими обетами, переходили с места на место и своим бродяжничеством порочили жизнь других, винопитию и наслаждениям прилежали, а на псалмопение, молитвы и пост не обращали никакого внимания, несмотря на то, что своими обещаниями вступили в завет с Христом. О некоторых же из них говорили, что они человеконенавистно, хотя и правильно, пересказывали о намерениях других, что послужило для некоторых к развращению, и сделались они виновными в их погибели. Я же, видя их великое стенание и плач, не меньшим, чем они, была объята страхом. Посмотрев внимательнее, вижу объятых огнем и муками двух самых любезных мне девиц, которым вместе со мной весьма часто ты, брат, давал многие советы и увещания, любя их особенно за их дружбу ко мне. Увидев их и восстенав, позвала я по имени одну из них. Они же взглянули, и по лицу было видно, как им стыдно из-за наказания, которому подвергались, и еще более стали мучиться от стыда и совсем поникли. Я же со слезами спрашивала их: «Что сделано вами тайного, что утаилось от многих, и в какие худые дела вы впали, за которые получили здесь наказание?» Они же сказали: «Сами наказания обвиняют нас и говорят о наших деяниях, зачем же спрашивать нас? Зачем же, впрочем, и скрывать нам? Ибо девство погубили мы растлением, по причине же зачатия решились на убийства. Воздержание и пост на виду у других исполняли, втайне же делали противоположное, ибо желали только славы человеческой, а на ожидающее здесь не обращали никакого внимания. Все сделанное там тайно обличили здешние бедствия. За тамошнее прельщение принимаем достойное наказание. За тамошнее славолюбие здесь принимаем соответственный стыд. За наши дела подверглись мы праведному суду и никакой ни от кого из тамошних друзей не удостаиваемся помощи. Но, если есть у тебя теперь какая сила и дерзновение ради твоей доброй жизни, помоги нам в обдержащих нас страшных мучениях. Покажи любовь к нам и хотя бы немного помилования испроси нам у мучающих нас». Я же отвечала им: «И где столь многочисленные увещания и советы моего брата? Где мольбы, где великое его попечение, где постоянные молитвы? Неужели ничто из этого не было достаточно для того, чтобы не быть вам, сестры, отведенными сюда? Так всякий совет, и забота, и молитвы о ком-либо бывают тщетны и бесполезны, если он сам себя не сделает послушным им». Они же, устыдившись, сначала молчали, потом опять стали говорить: «Не время теперь для обличения и укорения, но для утешения и помощи, ибо постигла нас беда. Помилование доставь и помощь, если можешь, помоги нам, умилостившись над нами». Я же обещала: «Если смогу сделать что доброе, сделаю». Они же сказали, чтобы я попросила за них начальствующих над муками, если возможно, совсем освободить их от этого мучения. Если же невозможно, то хотя бы получить малое облегчение от таких бедствий. Я же, припав со слезами и плачем к начальствующим, молила их: «Подражайте своему Владыке, человеколюбивому и благому, облегчите им мучения». Они же со страшным взором, без успеха отослали меня, говоря: «Не время для них теперь покаяния и исповедания, ибо данное им от Бога время для покаяния они провели в блуде, и убийствах, и наслаждениях, и во всяком беззаконии, и облегчения здесь получить не могут. За басню почитавшие там здешние блага как ныне получат их? Для них справедливо: какие посеяли деяния там, такие пожинают плоды; какие там презрели блага, тех здесь не получат, а какими пренебрегали муками, те испытают. Потому до конца будет им бедствие. Ступай, девица, возвещай там о здешнем – о добром и о злом, хотя бы многим показалась ты говорящей пустое». Они же, узнав, что бесполезно было мое моление, плача и скрежеща зубами, сказали: «Все терпели мы сообразно сделанному нами. Учивших нас в мире жить достойно девства мы не послушались, и добрые увещания оказались здесь бесполезными. Но, оставив нас, ты опять пойдешь в мир, просим тебя, расскажи обо всем этом жившей с нами, ибо и она с нами делала подобное, смеясь над здешним, баснями считая говоримое, как и мы. Возвести ей о наших мучениях, чтобы, если до конца будет делать подобное, и ей не испытать бы таких же бед. Уверь ее, что истинно есть здесь все, и убеди покаяться, ибо, может быть, это будет спасением для такой души. Господь же и Бог да удостоит нас освободиться от мук, о которых мы слышали, и получить вечные блага в Самом Христе Господе нашем. Ему же слава и держава во веки веков. Аминь»”».

Святитель Василий Великий писал: «Жена, наряжавшаяся для того, чтобы возбудить к себе вожделение невоздержных, уже любодействовала в сердце своем». – Эти слова святителя перекликаются с наставлением верующим женщинам апостола Петра: «Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом. Так некогда и святые жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь своим мужьям. Так Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином. Вы – дети ее, если делаете добро и не смущаетесь ни от какого страха» (1Пет. 3, 1–6).

Особенно Василий Великий порицает жен, оставивших своих мужей: «Оставившая мужа, если перешла к другому, есть прелюбодеица, а оставленный муж достоин извинения, и живущая с ним вместе не осуждается».

Преподобный Исидор Пелусиот видит в прелюбодеянии и оскорбление Таинства Венчания, и трагедию детей в неполных семьях, которые как бы становятся незаконнорожденными: «Прелюбодейство нарушает условия брака, унижает благородство детей, расторгает родственные связи и расстраивает всю жизнь человеческую».

И мы переходим к следующему мытарству.

Мытарство 18-е

«После этого мы достигли мытарства содомского, где истязуются грехи, несогласные ни с мужским, ни с женским естеством, а также совокупление с бесами и бессловесными животными, и кровосмешения, и другие тайные грехи этого рода, о которых стыдно и вспомнить. Князь этого мытарства, сквернейший из всех бесов, его окружавших, был весь покрыт смердящим гноем; безобразие его трудно описать. Все они пылали яростью; поспешно выбежали нам навстречу и обступили нас. Но, по благодати Божией, ни в чем грешной они меня не нашли и потому со стыдом убежали назад; мы же, радуясь, вышли из этого мытарства. После этого святые Ангелы сказали мне: “Ты видела, Феодора, страшные и скверные блудные мытарства. Знай, что редкая душа проходит ими без задержания, потому что весь мир лежит во зле соблазнов и скверн и все люди сластолюбивы и склонны к блуду. Человек уже с ранней юности расположен к этим делам, и едва ли сохранит себя от нечистоты; немного умерщвляющих свои плотские похоти и потому свободно проходящих через эти мытарства; большинство же здесь погибает; лютые истязатели похищают души блудников и, ужасно мучая их, отводят в ад. Ты же, Феодора, благодари Бога, что по молитвам святого Василия миновала эти блудные мытарства, и больше уже ты не встретишь задержки”».

Почему люди впадают в подобные грехи, которые противоречат самой человеческой природе? Апостол Павел пишет: «Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим. 1, 25–27). У апостола Павла все связано! Сначала они не рассмотрели Бога через рассматривание творений видимых (Рим. 1, 19–21) и вместо того, чтобы поклоняться Творцу, поклонялись Его творениям: солнцу, луне, звездам. А ведь дьявол, когда вводит в заблуждение, он хочет унижать и унижать, опускать человеческое достоинство и далее, все ниже и ниже. Сначала поклонение небесным светилам, потом людям, потом поклонение животным – все ниже и ниже! – потом поклонение пресмыкающимся… А теперь развращенный ум привел их к тому, что мужчина смотрит на мужчину, и он не хочет даже на чело его смотреть – он хочет чего-то сзади увидеть, разглядеть то, что естественной человеческой стыдливостью принято скрывать. Это дьявол так издевается над человеческой природой! Здесь происходит подмена культа Бога культом творения, культом части тела. И «срам делают, и получают в самих себе должное возмездие» мужчины эти и женщины, которые, заменив «естественное употребление противоестественным», то есть впав в грех гомосексуализма, такие дела творят, что грех уже не просто теоретически зловонный, а фактически уже вонь идет, что и наблюдает блаженная Феодора на этом мытарстве. А им, зараженным этим грехом, это нравится! Они стремятся распространять свою инфекцию. Происходит всецелое искажение человеческой природы. Это было проблемой и во времена Иоанна Златоуста: «…Женскому полу предстоит уже опасность сделаться излишним, так как его во всем заменяют отроки. И не только это ужасно, но и то, что такая мерзость совершается с полною безопасностью и беззаконие стало законом. Никто уже не опасается и не страшится; никто не стыдится и не краснеет; но еще хвалятся этим позором, и целомудренные кажутся безумными, а обличающие – не здравомыслящими; если они слабы, то подвергаются побоям, а если сильны, то терпят насмешки, поругания и бесчисленные издевательства. Не помогают ни суды, ни законы, ни воспитатели, ни отцы, ни приставники, ни учители… так среди городов, как бы в великой пустыне, “мужчины на мужчинах делают срам” (Рим. 1, 27)… Посему многие, слышал я, удивляются, как и теперь не ниспал еще другой огненный дождь, как еще не подвергся участи Содома наш город, достойный наказания тем более тяжкого, что не вразумился и бедствиями Содома. Не смотря на то, что та страна уже две тысячи лет видом своим сильнее, чем голосом, взывает к (людям) всей вселенной, чтобы не дерзали на такую гнусность, они не только не воздерживаются от этого греха, но стали еще бесстыднее, как будто состязаясь с Богом и стараясь показать своими делами, что они тем более будут предаваться этим порокам, чем более Он будет угрожать им».

Почему апостол Павел об этом пишет, о таких вещах? Он дает реальную оценку римскому обществу, где и жили христиане, с посланием-письмом к которым он и обращается: «всем находящимся в Риме возлюбленным Божиим, призванным святым» (Рим. 1, 7). Вот если вспомнить двенадцать римских императоров, двенадцать цезарей – из них одиннадцать императоров были гомосексуалистами. Об этом сообщает римский писатель Гай Светоний, живший приблизительно между 75 и 160 гг. по Р.Х. в своей книге «Жизнь двенадцати цезарей». И он рассказывает, какие это были развращенные люди. Они сначала себя объявляли богами, потом они сами в себе пытались рассмотреть, где у них средоточие души, и все заканчивалось не лучшими частями человеческого тела.

Грех – воняет! И апостол Павел восклицает, как бы настойчиво повторяет, почему это происходит: то есть когда любой аспект творения мы отождествляем с Творцом, бесы начинают издеваться над нами! «И как они не заботились иметь Бога в разумето предал их Бог превратному уму – делать непотребства» (Рим. 1, 28). – То есть Бог как бы развернул, перевернул их ум.

Ну, если Бог навел на них такое ослепление, помрачение, то какая их вина? Бог через наши личные грехи показывает наше реальное духовное состояние. Вот какой смысл в этом! А как только человек отклоняется от истины религиозной, его жизнь и становится безнравственной. Поэтому когда ты видишь человека, который ведет себя безнравственно, надо понять: это только потому, что он неправильно мыслит о Боге и не заботится иметь Бога в разуме, он заботится наслаждаться плотью – и в этом главный его помысл и устремление, средоточие его души.

Но этим-то дьявол не ограничит трансформацию твоей души в ее падении от высот Откровения к глубинам язычества. Кончится все тем, что грех твой будет вонять и в прямом смысле – в противоположность благоуханию Христовой праведности (2Кор. 2, 14), – являя букет зловонных оттенков (Рим. 1, 28–32). Здесь перечисляются такие серьезные изгибы греховных падений. Да, это те, которые не заботятся иметь Бога в разуме, которые не познали Бога, которые, пусть даже и познав Его, но все-таки стали поклоняться твари вместо Творца. «Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют» (Рим. 1, 32).

Где этот грех, грех гомосексуализма особенно был распространен? В древней Спарте и в фашистской Германии. В Спарте был культ человеческого тела и социализации красивых отроков и юношей. Наставники детей и молодежи должны были вступать с ними в интимные отношения, что, как считали древние греки, способствовало установлению более тесных, а значит, и более эффективных отношений между учителями и учениками (Платон).

В фашистской Германии, где официально грех гомосексуализма находился вне закона, культ личности нового человека и преклонение перед персоной одного и единственного лидера способствовало распространению этого греха. Штурмовики Рёма (один из лидеров национал-социалистов и руководитель Штурмовых отрядов) представляли из себя гей-формирование, многие лидеры гитлерюгенда – даже такие, как Ширах и Аксман, – в разное время руководившие этой организацией, были известны своими гомосексуальными отношениями с подопечными.

Любое общественное, политическое или даже религиозное движение, где существует и культивируется культ личности лидера, рискует оказаться в центре всплеска гомосексуальности. Ибо любое смещение в деле богопочитания от божественного в сторону человеческого чревато именно подобными падениями (Рим. 1, 28). Особенно жестко структурированные организации, отошедшие от принципов истинной теократии и подменившие ее культом фюрера, иерарха, гуру и просто непререкаемого лидера, сильно рискуют быть поглощены содомским веяньем. Тому примером могут служить многие авторитарные секты, РКЦ, психокульты и отдельные строго структурированные партии.

Православные могут быть ввергнутыми, и ввергаются, в подобный водоворот, если отходят от принципов соборности и принимают модель управления либо в форме римо-католического клерикализма, либо неопротестантского рационализма.

Говоря о гомосексуализме, святитель Иоанн Златоуст предупреждает: «Чтобы тебе понять, насколько велик этот грех, (представь следующее): если бы кто-нибудь, пришедши к тебе, объявил, что он сделает тебя из человека собакою, то ты не убежал ли бы от него, как от человека самого вредного? Но вот ты сделал самого себя из человека не собакою, а животным более презренным, чем собака: она еще годна к чему-нибудь. А предавшийся распутству ни к чему не годен». Книга Второзаконие запрещает принимать от извращенцев пожертвова­ния на дом Господень, называя гомосексуалистов «псами»: «Не вноси платы блудницы и цены пса в дом Господа Бога твоего ни по какому обету, ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим» (Втор. 23, 18).

Но при этом надо помнить, что, если подобный грех осквернил, а правильнее сказать, погубил твою душу, Христос силен изменить твой мужестрастный образ жизни при условии, что ты возненавидишь этот порок и будешь решительно противостоять ему. В Послании к Коринфянам, в той его части, где говорится о мужеложстве и малакии (подростковой проституции) наряду с другими грехами, далее мы находим: «И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1Кор. 6, 11).

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви говорится: «Дискуссии о положении так называемых сексуальных меньшинств в современном обществе клонятся к признанию гомосексуализма не половым извращением, но лишь одной из “сексуальных ориентаций”, имеющих равное право на публичное проявление и уважение. Утверждается также, что гомосексуальное влечение обусловлено индивидуальной природной предрасположенностью. Православная Церковь исходит из неизменного убеждения, что богоустановленный брачный союз мужчины и женщины не может быть сопоставлен с извращенными проявлениями сексуальности. Она считает гомосексуализм греховным повреждением человеческой природы, которое преодолевается в духовном усилии, ведущем к исцелению и личностному возрастанию человека. Гомосексуальные устремления, как и другие страсти, терзающие падшего человека, врачуются Таинствами, молитвой, постом, покаянием, чтением Священного Писания и святоотеческих творений, а также христианским общением с верующими людьми, готовыми оказать духовную поддержку».

И мы переходим к следующему мытарству.

Мытарство 19-е

«После блудных мытарств мы пришли к мытарству ересей, где истязуются люди за неправильные мнения о предметах веры, а также за отступничество от православной веры, недоверие к истинному учению, сомнения в вере, кощунство и тому подобное. Это мытарство я прошла без остановки, и мы были уже недалеко от врат небесных».

Слова: «После блудных мытарств мы пришли к мытарству ересей» – не представляются случайными. Блуд и ересь – есть понятия достаточно близкие. Они относятся к одной категории поступков. Писание учит: «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, [соблазны,] ереси» (Гал. 5, 19–20). Как мы видим из данного текста, «дела плоти» подразделяются на те, которые связаны непосредственно с деятельностью тела: «прелюбодеяния, блуд, нечистота, непотребство… вражда, ссоры, зависть, гнев, распри»; и те, которые проистекают из человеческого сознания: «идолослужение, волшебство, разногласия, соблазны, ереси». И, более того, само язычество (идолопоклонство) понимается Писанием как род некоего духовного блуда (как извращенность души и духа). Сказано: «и станет народ сей блудно ходить вслед чужих богов той земли, в которую он вступает, и оставит Меня, и нарушит завет Мой, который Я поставил с ним» (Втор. 31, 16). Неверность Божьему Завету – есть начало духовного блуда. И блудно поступает всякий идолопоклонник, поклоняясь огню, камню, дереву, небу или земле. Блудит и экуменист, входя в молитвенное общение с еретиками и раскольниками. «Блудная» церковь – есть «церковь» (или христианское сообщество), не сохранившая своей вероучительной (девственной) чистоты.

Православным христианам всегда, в отличие от экуменистов, было присуще чувство «свой» и «чужой», оно предохраняет нас от общения с еретиками. В Священном Писании нам дан пример Иисуса Навина: «Иисус, находясь близ Иерихона, взглянул, и видит, и вот стоит пред ним человек, и в руке его обнаженный меч. Иисус подошел к нему и сказал ему: наш ли ты, или из неприятелей наших?» (Нав. 5, 13). Во все времена для каждого верующего человека этот вопрос остается весьма актуальным: при встрече с незнакомцем мы в первую очередь должны определить: «наш ли» он или «из неприятелей наших?».

«Наш» – то есть православный. Мы уже приводили слова блаженного Иеронима Стридонского, который учил: «Писание повелевает повиноваться родителям; но кто любит их более, чем Христа, погубляет душу свою. Враг держит меч, чтобы поразить меня; я ли буду думать о слезах матери? Оставлю ли я для отца воинство Христово, тогда как ради Христа я не обязан даже похоронить его, хотя и обязан погребать всех ради Христа?.. “Мать Моя и братия Мои те суть, которые творят волю Отца Моего Небесного” (Лк. 8, 21Мф. 12, 49). Если они веруют во Христа, они будут благосклонно смотреть на мои намерения подвизаться во имя Его. Если не веруют, то пусть мертвые погребут своих мертвецов (Мф. 8, 23)»164. Он же писал: «…Итак, не должно следовать заблуждению ни отцов, ни предков, а должно следовать авторитету Писания и повелению Бога вразумляющего»165. Любимый ученик Христа, апостол любви Иоанн Богослов так наставлял верующих: «Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его» (2Ин. 1, 10). Апостол Иуда говорил: «а других страхом спасайте, исторгая из огня, обличайте же со страхом, гнушаясь даже одеждою, которая осквернена плотью» (Иуд. 1, 23). Апостол Павел, призывая верующих к целомудрию веры, говорил о нечестивых: «с таким даже и не есть вместе» (1Кор. 5, 11). Разумеется, мы не имеем право оставаться равнодушными, когда ближайшие наши родственники суть неверные. Мы не можем взирать на такое обстоятельство спокойно и должны сделать все возможное, чтобы попытаться обратить их в святую веру. Ибо сказано: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1Тим. 5, 8). Святитель Иоанн Златоуст учил: «…Да будем все едино тело, да будем все братия. Ибо доколе это разделяет нас, дотоле и отец, и сын, и брат, и кто бы то ни был – для нас еще не истинный сродник наш, так как он отделен от сродства горнего. Да и какая польза быть соединенным родством бренным, когда мы не соединены сродством духовным? Какая прибыль от близости на земле, когда мы чужды друг друга на небесах?»166

«Эрон, родом из Александрии, был благовоспитанный юноша безукоризненной жизни, наделенный прекрасными способностями. После великих трудов, доблестных подвигов и добродетельной жизни, поднявшись на мечтательную высоту безумного надмения, он низвергся оттуда жалким для всех падением и погубил себя. Движимый суетным кичением, Эрон возгордился перед святыми отцами и стал поносить всех, в том числе и блаженного Евагрия, говоря: “Последующие твоему учению заблуждаются, потому что не должно следовать другим учителям, кроме одного Христа?” Он злоупотреблял еще и свидетельством слова Божия, с превратной целью подкрепить свое безумие, и говорил, что Сам Спаситель сказал: “…не называйтесь учителями” (Мф. 23, 8). Надобно сказать правду: по рассказам людей, живших с Эроном, жизнь его была необыкновенно строгая и воистину подвижническая. Некоторые говорят, что часто он принимал пищу через три месяца, довольствуясь одним приобщением Христовых Тайн и разве еще тем, что где-то попадались ему дикие плоды. Лукавый демон, наконец, так возобладал над ним, что он не мог жить в своей келлии, как будто самый сильный пламень гнал его оттуда. Эрон отправился в Александрию, конечно, по смотрению Промысла Божия и, по изречению, клин клином выбил. Там он стал посещать зрелища и конские бега, проводил время в корчемницах. Предаваясь таким образом чревоугодию и пьянству, он впал и в нечистую похоть любострастия. От нечистой жизни открылась у него злокачественная болезнь, которая страшно мучила его полгода. Когда сделалось ему легче, он пришел в доброе чувство, вспомнил о Небесной Жизни, исповедал все, что было с ним, перед святыми отцами, но, ничего не успев изменить, через несколько дней скончался».

Из этого повествования мы выводим, что тщеславие, желание «выделиться из общей массы», часто толкает людей в объятия ересей и заблуждений. Другой пример научает нас придерживаться целомудрия веры не только в общении с людьми, но и в тех книгах, к которым мы проявляем интерес. Преподобный Исаак Сирин писал: «Остерегайся читать учения еретические, потому что это чаще вооружает на тебя духа хулы».

«Пресвитер Кириак, служивший в находившейся близ Иордана Каламонской лавре, повествует: “Видел я во сне Жену, благоговейную образом, одетую в багряницу, и с ней двух мужей. Они стояли около моей келлии. В Жене я узнал Пресвятую Богородицу, а в сопутствовавших Ей – Иоанна Крестителя и евангелиста Иоанна. Радуясь такому посещению, я бросился к стопам Ходатаицы мира и стал просить Ее, чтобы Она вошла в мою келлию и в ней сотворила молитву о мне к Богу. Но Она не соглашалась. Когда же я со слезами не переставал умолять Ее, Она сказала мне: «В келлии ты держишь Моего врага, как же ты хочешь, чтобы Я пошла к тебе?» С этими словами Она удалилась, и видение кончилось. Пробудившись от сна, я начал скорбеть и размышлять: кто же может быть врагом Пресвятой Богородицы в моей келлии? Сам себя я ни в чем не считал виноватым против Нее, а другого никого не было. Долго предаваясь скорби, я, наконец, вздумал развлечь себя чтением бывших у меня книг и в конце одной из них нашел поучение еретика Нестория, который осужден на Третьем Вселенском Соборе за то, что называл Пресвятую Деву не Богородицей, а Христородицей, утверждая, будто от Нее родился простой человек, а не Бог во плоти. Тут только я понял, кто был в моей келлии враг Пресвятой Богородицы. Взяв книги, я тотчас снес их брату, которому они принадлежали, рассказал ему свое видение и, исполняясь ревности, при нем же вырезал и сжег листы, заключавшие лжеучение Нестория. Пусть же не будет с этих пор в моей келлии врага Пресвятой Богородицы!”»

Священномученик Игнатий Богоносец писал: «Если кто злым учением растлевает веру Божию, за которую Иисус Христос распят, такой человек, как скверный, пойдет в неугасимый огонь, равно как тот, кто его слушает».

Святитель Афанасий Великий восклицает: «Ересеначальник есть диавол». – Этими словами святитель наставляет нас удаляться от всякого еретичествующего, но не испытывать панического страха перед еретиками, ибо мы знаем, что дьявол побежден Христом и скованный пребывает до времени в бездне. Победа еретиков может носить только видимый и временный характер.

Петр Хрисолог писал о Церкви: «…Малый кораблец Христов иногда возносится к небу, иногда опускается в бездну, иногда Христовой управляется силою, иногда колеблется страхом, иногда покрывается волнами страстей, иногда выплывает на веслах исповедания». А Афанасий Великий вещает: «Она (истина) – хотя и может быть помрачена на несколько времени, но сами гонители наконец должны будут узнать ее». Возможно, для некоторых прозрение произойдет на Страшном Суде. Но до прозрения заблудших или окончательной погибели предателей надо быть осторожными, «чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы» (Мф. 13, 29).

И мы переходим к следующему и последнему мытарству.

Мытарство 20-е

«Но прежде, чем мы достигли входа в Царствие Небесное, нас встретили злые духи последнего мытарства, которое называется мытарством немилосердия и жестокосердия. Истязатели этого мытарства особенно жестоки, тем более их князь. По виду своему он сух, уныл и в ярости душит немилосердным огнем. В этом мытарстве без всякой пощады испытываются души немилосердных. И если кто окажется совершившим многие подвиги, соблюдавшим строго посты, неусыпным в молитвах, сохранившим чистоту сердца и умертвившим плоть воздержанием, но был немилосерден, немилостив, глух к мольбам ближнего своего – тот из этого мытарства низводится долу, заключается в адской бездне и не получает прощения вовеки».

Милосердие есть одно из свойств Бога, и Милость – одно из имен Его. Сказано: «И прошел Господь пред лицем его и возгласил: Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий [правду и являющий] милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода» (Исх. 34, 6–8). То, что Господь «не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода», – есть тоже проявление Его милосердия. Грех, неизжитый отцом, может быть изжит его сыном, внуком и даже правнуком. Так как человек будет судим по делам своим, а воспитание детей, внуков и правнуков – его обязанность, то от того какими они вырастут, зависит и его судьба. Сказано: «и забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны» (Евр. 12, 5–8). То есть, Господь Бог всегда – Милостивый и Милосердный: и тогда, когда благословляет нас, и тогда, когда наказывает.

Мы не можем до конца понять меру Божественного милосердия по отношению к нам. Святитель Иоанн Златоуст учит: «Бог больше любит нас, чем может любить отец, мать, или друг, или кто-либо другой, и даже больше, чем мы сами можем любить себя, потому что Он печется больше о нашем спасении, чем даже о Своей собственной славе, свидетельством чего служит то, что Он послал в мир на страдания и смерть (плотью человеческой) Своего Единородного Сына только ради того, чтобы открыть нам путь спасения и вечной жизни».

Но для чего мы, рассуждая о 20-м мытарстве, где истязаются немилосердные, рассуждаем о милосердии Божием? Это, прежде всего, обусловлено тем, что в Православной вере спасение понимается как восстановление падшего, потерянного в грехопадении божественного подобия. И спасение человека есть именно восстановление его (человека) в том достоинстве, в котором он пребывал до грехопадения, и даже более…

Спасение падшей человеческой природы будет не по образу Адама перстного (сотворенного перстами Бога), но по образу и подобию «Адама Небесного», Господа нашего Иисуса Христа. Сказано: «Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1Кор. 15, 47–49); и еще: «Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1Ин. 3, 2).

И не случайно, что последней ступенью в Небо является 20-я ступень мытарств, испытующая нас на причастность милосердию Божию или на отсутствие оной. Но чаще немилосердные получают наказание за свою жестокость еще в этой временной жизни:

«Когда авва Милисий с двумя своими учениками жил в персидских пределах, два царских сына, братья по плоти, выехали однажды по своему обыкновению на охоту, растянули сети на большое расстояние, и все, что им попадалось в них, ловили и убивали копьями. В сетях нашли также и старца с двумя его учениками. Увидев авву всего в волосах, похожего на дикого зверя, они изумились и спросили: “Скажи нам, человек ты или дух?” Он отвечал им: “Я, человек грешный, пришел сюда оплакивать свои грехи, поклоняюсь Иисусу Христу, Сыну Бога Живого”. Дети царские сказали ему: “Нет других богов, кроме солнца, огня и воды (которым воздавали они божескую честь). Пойди и принеси им жертву”. Старец отвечал: “Боги ваши суть твари, вы заблуждаетесь, прошу вас, обратитесь и познайте Истинного Бога, Творца всяческих”. “Так ты исповедуешь Истинным Богом человека, осужденного и распятого?” – спросили князья у старца. Старец отвечал: “Я исповедую Истинным Богом Того, Который пригвоздил ко Кресту наши грехи и умертвил смерть”. Но они начали мучить его и его учеников, принуждали их принести жертву. После многих мучений обезглавили двух братий, но старца еще много дней подвергали мучениям. Наконец, подобно тому, как бывает на охоте, они поставили старца впереди себя и пускали в него стрелы: один сзади, другой спереди. Тогда старец сказал им: “Поскольку вы оба вместе решились проливать неповинную кровь, то завтра мгновенно, в этот самый час, мать ваша лишится вас и отнимется у нее любовь ваша: собственными стрелами вы прольете кровь друг другу”. Они не обратили внимания на слова старца и вышли на другой день на охоту. Во время ловли убежала у них одна лань. Они сели на коней и поскакали догонять ее. Пустив в нее стрелы, вонзили их друг другу в сердце. Так исполнилось слово старца, которое он сказал, предрекая им наказание. Так они и умерли».

Преподобный Исайя Отшельник учил: «Дерзость, любопрение, самомнение, презрение брата, попрание совести и то, если кто, огорчив и смутив брата, говорит: какое мне дело до него? – все эти признаки обнаруживают жестокосердие». Признаки жестокосердия различны, но само жестокосердие есть, прежде всего, пренебрежительное отношение к другому человеку и, как отсутствие любви, не может быть искуплено ни благотворительностью, ни правой верой, ни даже мученичеством за Христа, если они не основаны на любви ко Христу. Сказано: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится» (1Кор. 13, 2–4). Но сама по себе любовь вмещает в себя все добродетели. Сказано: «Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства» (Кол. 3, 14).

Преподобный Иоанн Лествичник указывает на причины, порождающие немилосердие: «Жестокосердие рождается иногда от пресыщения, иногда от бесчувствия, иногда от пристрастия».

Источник: Протоиерей Олег (Стеняев) «Мытарства» из книги  «Экзамен без права на пересдачу или как пройти мытарства»